четверг, 24 августа 2017 г.

Мнение. Финал обновления 7.2: Гробница Саргераса

72finale.jpg

По заявкам читателей - мнение о финале обновления 7.2: Гробница Саргераса.

Тонкости перевода

Прежде, чем перейти к размышлениям о концовке Гробницы Саргераса, мне хотелось бы остановиться на переводе заключительного синематика рейда. Дело в том, что в официальной локализации несколько исказился смысл некоторых цитат по сравнению с оригиналом. Так что я предлагаю разобраться в тонкостях перевода этого ролика, чтобы у нас не было путаницы с контекстом речей персонажей.

Перевод из официальной локализации:

Кил’джеден: У нас одна судьба… Аргус станет вашей могилой.

Кадгар: Что ж, достойная смерть в бою.

Иллидан: Это война не окончена, пока у нас есть ключ ко всем мирам.

Иллидан: Кадгар! Телепорт!

Кил’джеден: Я… я всегда завидовал тебе. Ты видел, что нас ждет. Я так и не смог дать Саргерасу отпор. Теперь у тебя есть шанс.

Кадгар: Готово! Держитесь!

Кадгар: Никого не забыли?

Кадгар: Что ты натворил, Иллидан?

Иллидан: Порой руку судьбы нужно направить.

Оригинал:

Kil'jaeden: Our fates are now one. Argus will be your tomb.

Khadgar: At least we will have died fighting.

Illidan: Our war isn't over yet. Not while we hold the key to all worlds.

Illidan: Khadgar! Take us home!

Kil'jaeden: I... was always.. envious of you. Your gift. Your faith. Your vision. I never believed... that Sargeras could be stopped. Perhaps... you will prove me wrong.

Archmage Khadgar: Everyone! Get ready!

Archmage Khadgar: Is everyone alright?

Archmage Khadgar: What have you done?!

Lord Illidan Stormrage: Sometimes the hand of fate... must be forced

А вот мой перевод, который я старался сделать наиболее близким по смыслу к оригиналу. И я подготовил его еще в день выхода финала 7.2 для своих субтитров к нему:

Кил’джеден: Теперь у нас с вами одна судьба… Аргус станет вашей гробницей.

Кадгар: По крайней мере, мы погибнем в бою.

Иллидан: Наша война еще не окончена, пока в наших руках ключ ко всем мирам.

Иллидан: Кадгар, отправляй нас домой!

Кил’джеден: Я всегда завидовал тебе. Твоему дару, твоей вере, твоему виденью. Я никогда не мог поверить в то, что Саргераса можно остановить. Возможно, ты докажешь, что я не прав.

Кадгар: Все! Приготовьтесь!

Кадгар: Все целы?

Кадгар: Что ты наделал?

Иллидан: Иногда длань судьбы нужно поторопить…

***

Как видите, локализаторы подошли к своей работе с большой долей свободы. Настолько большой, что изменился контекст некоторых фраз. И это похоже на халтуру. Естественно, в переводе далеко не всегда удается передать все оттенки оригинала - ведь есть много подводных камней, начиная от непереводимых элементов, и заканчивая конструкциями, которые теряют свой смысл в переводе. А итоговый результат должен не просто выглядеть литературно, но и быть максимально близким к оригиналу по смыслу. Проще говоря, выглядеть так, будто автор оригинала сам написал этот текст на другом языке.

Но здесь не было таких сложностей, чтобы настолько исказить текст. Такое чувство, что главным критерием перевода в локализации данного ролика было сделать его как можно более “литературным” - перевести всё так, чтобы даже простейшие вещи вроде “мой любимый цвет - синий” превращались в “я чувствую духовную связь с бирюзовым цветом”. Такая вот странная политика партии.

Так что это всё похоже на простую лень и незаинтересованность в том, чтобы сохранить оригинальный контекст. И это даже не оправдать тем, что речь здесь идет о дубляже. А в дубляже еще нужно учитывать движения губ и хронометраж реплик. Но это оправдание здесь не подходит - можете сами проговорить про себя цитаты из любительского перевода и убедиться в том, что они попадают в хронометраж.

“Кадгар, телепорт!” - гениально.

Главная проблема в этой цитате:

“Я… я всегда завидовал тебе. Ты видел, что нас ждет. Я так и не смог дать Саргерасу отпор. Теперь у тебя есть шанс.”

“Я всегда завидовал тебе. Твоему дару, твоей вере, твоему виденью. Я никогда не мог поверить в то, что Саргераса можно остановить. Возможно, ты докажешь, что я не прав.”

Для начала, разберемся с тем, что из себя представляла та самая зависть Кил’джедена. Еще в те времена, когда они вместе правили Аргусом, Кил’джеден завидовал лучшим качествам Велена. Но он не испытывал к самому Велену хоть какой-либо неприязни - наоборот, он любил его как часть самого себя и считал лучшим из правителей Аргуса. И поэтому он тоже хотел обладать такими способностями, чтобы стать лучшим лидером. Это хорошо прослеживается в романе “Восход Орды”, в котором Кил’джеден описывался сильнейшим из триумвирата, но при этом он сам ставил способности и навыки Велена выше собственных (впрочем, Кил’джеден учитывал не только силу как таковую, но и другие навыки).

И Кил’джеден не завидовал Велену, просто потому что тот смог предвидеть падение эредаров. Всё гораздо сложнее. Как я уже описал выше, дело было в спектре навыков и качеств Велена - и это было еще во времена Аргуса. Речь идет о даре предвидения Велена, о его вере - не только в Свет, но и вере в самого себя, свое дело и свой народ, а также о его виденье. Виденье здесь - это мировоззрение, взгляд на то, каков мир сейчас, и каким он должен быть. В таком контексте этого слово стало довольно часто появляться в Warcraft, начиная с обновления 6.2, когда Гул’дан обвинил Громмаша в недостатке виденья (в локализации того диалога этот момент тоже был упущен).

Из текста локализации практически следует, что Кил’джеден всегда жалел о падении своего народа. Но это не так. Опять-таки - всё сложнее. Кил’джеден был слишком горд, чтобы признать свое падение, и вместо этого, принял идеологию Саргераса и его Пылающий Поход. События “Гробницы Саргераса” демонстрируют, что сделал он это, во многом, чтобы оправдать падение своей расы и тот факт, что их обманул Саргерас. Искуситель посвятил всего себя этой задаче, чтобы доказать свою правоту.

bandicam 2017-08-22 18-39-30-772.jpg

“Я так и не смог дать Саргерасу отпор.” - звучит так, будто бы Кил’джеден всё собирался дать Саргерасу бой или устроить восстание, но ему так и не хватило на это духа. И это тоже неправда. В оригинале речь идет о том, что Кил’джеден попросту не мог поверить в то, что Саргераса возможно остановить. И на этой идее основывалась довольно большая часть мировоззрения Кил’джедена. Вполне возможно, что он пришел к ней еще тогда, когда Падший Титан явился к триумвирату в обличьи божественной и прекрасной сущности. И эта часть мировоззрения Искусителя довольно проста - Саргераса невозможно победить, следовательно, сражаться с ним бессмысленно, и вместо этого, нужно посвятить себя Пылающему Походу, победа которого неизбежна.

“Теперь у тебя есть шанс.” - и снова нам навязывают то неправильное прочтение монолога повелителя демонов. Он сказал: “Возможно, ты докажешь, что я не прав.” Я думаю, что после разбора предыдущего предложения здесь всё понятно. Легион выбили из Гробницы Саргераса, и сам Кил’джеден тоже потерпел поражение - после всего этого он начинает сомневаться в том, что Пылающий Поход и Саргераса невозможно остановить. Но древний эредар не знает этого - он лишь говорит, что, быть может, Велену это удастся.

И отдельно хочется упомянуть последнюю цитату:

“Порой руку судьбы нужно направить.”

“Иногда длань судьбы нужно поторопить…”

Тут вот в чем дело - Иллидан здесь повторил ту же фразу, что он сказал, когда призвал наг в вступительном ролике The Frozen Throne. И здесь локализаторов часто критикуют за то, что они не продублировали текст из перевода WC3 от СофтКлаб: “Иногда судьбу нужно поторопить.” И я с этой критикой абсолютно не согласен. У Blizzard собственная команда локализаторов с собственной манерой и стилем перевода, с чего им подстраиваться под более слабый перевод от СофтКлаб, да еще и столько лет спустя? Потешить ностальгию? Это не аргумент. Или тогда расчехляйте и всё остальное: клан Боевых Топоров, Грома Задиру, Кэрна Кровавого Рога, Райво, ведьмаков, мстителей, беорнов, минотавров, Сильвергард и далее в таком духе.

Да и сейчас уже не часто вспоминают, что в СофтКлаб в свое время тоже игрались с контекстом перевода:

“Пророчество исполнилось – этот мир спасён и ему больше не нужны хранители. Будущее теперь находится в руках смертных. И имя Медива вновь станет легендой, одной из множества легенд далёкого прошлого.”

“Что же до меня, то я вернулся, чтобы позаботиться о наступлении будущего, чтобы научить мир тому, что ему больше не нужны Хранители. Надежда для будущих поколений всегда лежала в руках смертных. И теперь, когда моя работа окончена, я займу свое место… среди легенд прошлого.”

Кил’джеден

В финале обновления 7.2 свой конец встретил один из повелителей Легиона, Кил’джеден Искуситель. Эта смерть стала для него окончательной, ведь последняя схватка с ним проходила в Круговерти Пустоты.

В общем, мне понравилось, как закончили историю этого персонажа. Сама его смерть от рук героев вполне логична, ведь им не только помогали Кадгар, Иллидан и Велен - в их руках были невероятно могущественные артефакты. А если вы знакомы с их историей из внутриигровых книг, то понимаете, что все эти реликвии более чем могущественны.

И особенно удачно то, что в ходе всей этой битвы красной нитью проходили давние раны и обиды Велена и Кил’джедена:

Во время боя Велена, Иллидана и Кадгара против Кил'джедена, который проходит параллельно последней фазе боя игроков с Аватарой Падшего:

- Искуситель! Мы пришли остановить твое вторжение в Азерот! Поход твоего господина закончится здесь!
- Неужели твоему лицемерному бахвальству нет конца и края, Велен? Ты несешь мантию пророка, но тем не менее, тебе всегда не хватало виденья, чтобы разглядеть неизбежную судьбу нашего мира… всех миров.

После победы героев над Аватарой Падшего:

- Видение, которое показал тебе Саргерас, было ложью, Кил’джеден. Сдавайся! Положи этому конец!
- Никогда! Наша армада никогда не сдастся! Наслаждайтесь своей пустой победой. Мы будем возвращаться снова и снова, до тех пор, пока, наконец, не сломим вас!

В ходе стычки Велена и Кил'джедена на борту флагманского корабля самого Искусителя, служащей эвентом перед началом боя игроков с ним.

- Ты охотился на собственный народ, гнался за нами среди звезд! Теперь этому придет конец!
- Это тебе не хватало виденья! Ты отказался узреть правду неизбежной победы Легиона!
- Ты потерял веру в Свет. Вместе, мы смогли бы воспротивиться Саргерасу и спасти наш мир!
- Свет спас твоего сына? Это вера засияла в глазах Ракиша, когда они закрылись в последний раз? Или это была ненависть к отцу, что бросил его?
- АААРГХ!
- Хаха. И теперь твоя бессильная ярость привела твоих же союзников к их року. Посмотри же, как моя бесконечная армия вырежет их всех до единого!
- Нет! Ты не сможешь разделить нас, Искуситель. Я буду сражаться на их стороне, а они на моей. Вместе, мы покончим с твоим походом!

xhdKCfDtDMk.jpg

В начале последней фазы битвы с Кил’джеденом, когда его корабль прилетает к орбите Аргуса:

- Каким-то образом вы выжили. Неважно. Взгляните же на наши чудеса и поддайтесь отчаянию. Узрите мир, что станет вашей гробницей!
- Аргус… мой любимый родной мир… Что же они с тобой наделали?..

Также интересно и то, что древний демон встретил свой конец достойно. Он признал свое поражение и спокойно предположил, что, возможно, всё это время ошибался. В последние мгновения своей жизни он объяснил потерянному собрату, что их разделило, и можно сказать, благословил его продолжить борьбу.

В обзоре трейлера 7.2 я уже писал о том, что Кил’джеден был единственным правителем эредаров, который не знал правды о том, что ждет его народ после явления Саргераса. Велен был полностью уверен в своих видениях, а Архимонд признал в титане пылающего повелителя бесконечной армии из своих снов. И только будущий Искуситель был по-настоящему обманут. Думаю, это оставило на нем серьезный отпечаток. Он попросту отказывался признавать этот факт. И это вполне понятно, ведь Кил’джеден верил в неизбежность победы Легиона и неуязвимость самого Саргераса. И ведь можно сказать, что Саргерас исполнил обещанное… правда, по своему:

Голос Саргераса: Поклянитесь мне в верности и предайте сердца вашего народа моему делу. Я трансформирую вас, дарую непостижимые знания и несоизмеримую силу. Вместе мы станем Легионом и победим голодную Бездну, что хочет пожрать нас всех.
Архимонд: Это малая просьба за то, что он предлагает нам.
Кил’джеден: Такая сила… и он говорит правду.

Действительно, несмотря на всю свою огромную силу, Кил’джеден прекрасно понимал пропасть, что лежит между ним и Падшим Титаном. И его устраивало такое положение вещей, поскольку оно не отменяло того факта, что он был ужасно могущественным демоном с легионами тварей Скверны, готовых исполнять каждую его прихоть. И это отличает Кил’джедена от Архимонда. Архимонд, напротив, стремился достичь еще большей силы и надеялся превзойти самого Саргераса. И если Кил’джеден полностью посвятил себя Пылающему Походу, то для Осквернителя это был скорее способ достичь желаемой силы.

Поэтому неудивительно, что Кил’джеден пришел к выводу, что становление ман’ари было единственным путем выживания для эредаров. И ведь эредары не просто выжили, они стали генералами этой армии демонов, и их благословили новыми знаниями и силой. А сам Искуситель и вовсе стал существом, соперничающем по силе с величайшими из стражей Азерота.

“Мои братья и сестры, я призвал вас сюда, чтобы поделиться с вами откровением. Уже так давно, мы, эредары, оставались одни во вселенной. Маяк нашей цивилизации сиял ярко среди того… что мы считали лишь пустой бездной. Нам больше не нужно страдать от этого одиночества. Триумвирату было видение гостя с другого мира! Он предлагает нам силу, подобную которой мы никогда не видели. Он показал нам путь к новому будущему. Благодаря нашему новому союзнику свет эредаров ярко воссияет в космосе! А сейчас я прошу вас воздать славу. Слава Саргерасу!” - Кил’джеден

И не будем забывать про то, как Скверна влияет на рассудок. Мало кому удается избежать тлетворного влияния этой магии на разум и саму душу. И Кил’джеден испытал на себе полную гамму этих изменений. Он, действительно, стал Искусителем - владыкой демонов, который ложью и обманом покорил огромное количество планет. Он умело играл на слабостях и чаяниях многих героев, чтобы сделать из них слуг Легиона. И это не говоря о том, с каким безразличием он относился к гибели целых цивилизаций, и с каким удовольствием обрекал своих жертв на страдания.

И тем не менее, в нем еще оставалась человечность. Именно поэтому Велен просил его сдаться. Именно поэтому Кил’джеден смог признать поражение, а его бывший собрат отпустил свою ненависть к нему. Но эта черта всегда прослеживалась в Кил’джедене. Одержимость желанием отомстить Велену и дренеям - лучшее тому доказательство. Архимонду было плевать на судьбу своих бывших сородичей: он справедливо утверждал, что рано или поздно они будут уничтожены Пылающим Походом или покоряться его воле. Но Кил’джеден не мог забыть о том братстве, что связывало его с Веленом (и оно ведь восходило еще к тем временам, когда сам Архимонд был лишь учеником Тал’киэля), и он искренне считал побег бывшего друга жестоким предательством.

“Ох, ты хоть знаешь, как сильно Кил’джеден скорбел по тебе!? Ты знаешь, как сильно его ранил твой уход?” - Талгат

Или взять то, как этот ман’ари относился к текущему состоянию Аргуса. Он не испытывал гордости за его нынешний облик на манер других эредаров, наоборот, он видел свой мир жертвой, принесенной на алтарь победы Легиона. И был разгневан тем, что эта жертва все равно не позволила демонам покорить Азерот.

Так что, на мой взгляд, Кил’джеден получился одним из самых оригинальных и хорошо продуманных злодеев в Warcraft. И его персонаж вышел даже в чем-то неоднозначным, что, естественно, делает его еще лучше. И он удостоился достойного финала своей истории. После дополнительного раскрытия его характера в Legion мне даже немного жаль, что мы с ним прощаемся - всё-таки было бы интересно взглянуть на то, куда бы подался Кил’джеден после падения Легиона. Может быть, начал собственный поход против Бездны или Саргераса? Но это уже просто мои витания в облаках. И меня вполне устраивает та точка, которую здесь поставили разработчики.

bandicam 2017-08-22 18-40-19-602.jpg

И думаю, что после такой концовки уже можно быть уверенными в том, что и Архимонд умер окончательной смертью. А вот с Ракишем всё как-то сложно. С одной стороны, и Велен, и Кил’джеден говорят о нем так, будто бы он умер уже окончательно. Но с другой стороны, умер-то он в Экзодаре, да и не в самом пораженном Скверной участке земли. Плюс, его личные войска участвовали в последовавшей за его смертью войне на Расколотом Берегу. Я тут вижу два варианта. Либо здесь дело в обреченности Велена от мысли о том, что ему придется сражаться со своим сыном снова и снова, либо Кил’джеден приказал своим инквизиторам сделать определенные… модификации над душой Ракиша, дабы та была не в состоянии переродиться в новом теле. Это было бы вполне в духе Искусителя - превратить сына Велена в чудовище, которое он будет вынужден уничтожить.

И хотелось бы отдельно остановиться на моменте, когда Велен коснулся лба Кил’джедена перед тем, как он умер. Уже после боя с Кил’джеденом Велен сказал, что сумел отпустить прошлое:

“Когда мы столкнулись с Искусителем, мое сердце поглотила тысячелетняя ярость. Мной овладела ненависть - она ослепила меня, и я не мог думать ни о чем кроме мести. К счастью, Свет помог мне увидеть, что будущее должна определять надежда, а не ненависть. Это же продемонстрировала и твоя храбрость.

В те последние мгновения жизни Кил’джедена, мне пришлось отпустить прошлое. Не только ради себя, но и ради памяти о моем сыне. Мои разум и дух чисты, сосредоточены. Теперь мы перенесем эту схватку во владения самого Саргераса. Теперь мы покончим с Легионом.”

bandicam 2017-08-22 18-39-58-245.jpg

Сложно сказать, смог ли Велен простить своего бывшего собрата. Но он смог отпустить свою ненависть. Велен остался с Кил’джеденом в его последние мгновения и выслушал его последние слова - он принял их. И то прикосновение - знак этого принятия виденья его потерянного друга и знак того, что он больше не испытывает ненависти. Кил’джеден ведь и не просил прощения - должно быть, понимал, что для этого уже слишком поздно.

bandicam 2017-08-22 18-40-16-390.jpg

Гамбит Иллидана

Иллидан совершил очень дерзкий и рискованный поступок - создал этакую червоточину между Азеротом и Аргусом. И этого следовало от него ожидать. В этом весь Иллидан.

Текущее вторжение Легиона в Азерот закончилось еще с победой смертных над Аватарой Падшего, что уж говорить про гибель самого Кил’джедена. И простые миряне Азерота предпочли бы закончить войну на этой ноте. Они потеряли друзей и близких, исстрадались как физически, так и морально. Многие поселения до сих пор горят Скверной. Сейчас смертным нужно залечить свои раны, восстановить свои дома и готовиться к неминуемым ударам слуг Древних Богов по ослабевшему миру. Что же до Легиона, возможно, когда-нибудь бы и они сами нанесли по нему ответный удар, или же бы просто были настороже, в ожидании следующего вторжения… но не сегодня.

У Иллидана же были иные планы.

Конечно, тут важно отметить, что от авантюры с Саргеритовым ключом зависела его жизнь, равно как и жизни всех тех, кто тогда находился на борту флагмана Искусителя. Но я бы не сказал, что всё настолько просто. Победа над Легионом - это как раз одна из очень немногих вещей, ради которых Предатель готов поставить на кон как свою жизнь, так и чужие. И он поступал так неоднократно. Если бы эта победа обеспечила окончательную победу над Пылающим Легионом, возможно, Иллидан бы и смирился с судьбой. И думаю, Иллидан мог бы использовать ключ менее эпохальным образом, чтобы вытащить себя и остальных с корабля демонов.

Но на самом деле, Предатель и вовсе мог обойтись без ключа для создания простого портала в Азерот - ведь он открыл портал в Запределье из Серебряного бора после Третьей Войны и открыл портал на Мардум из Черного Храма во время войны за Запределье.

bandicam 2017-08-22 18-40-49-921.jpg

Вместо этого, Иллидан использовал ключ, чтобы связать Азерот с центральным миром Легиона. Он в одиночку принял это решение за всех жителей Азерота, ни с кем не посоветовавшись. Иллидан знал, что жители Азерота предпочтут покой очередному раунду войны с Легионом, поэтому и сделал за них этот выбор - вынудил сразиться с Легионом еще раз. Но он сделал это не просто так. Иллидан искренне верит в то, что постоянно воевать с Легионом на своем поле - проигрышная позиция. Рано или поздно, Легион все равно найдет способ победить, также как нашел в случае неисчислимого числа планет в прошлом. Поэтому Иллидан и посвятил себя планированию атаки на сам Аргус с целью обезглавить всю верхушку Легиона.

“Уже были те, кто думал, что одержали победу над Пылающим Легионом. Повелители ужаса шагают по пеплу, оставшемуся от их миров. Инферналы оскверняют гробницы их детей. Нельзя победить Легион, сражаясь по его правилам. В конце концов, это приведет только к поражению. Есть лишь один способ победить: осадить Пылающий Легион там, где его можно будет уничтожить. Это слабая надежда, но единственная, что у нас есть. У нас нет выбора. Всё, что мы можем сделать - это смирно стоять и ждать смерти, или же мы можем перенести эту войну к Саргерасу и его слугам.” - из романа “Иллидан”

Конечно, демоны и Скверна как таковые никуда не денутся: твари Круговерти Пустоты продолжат сеять хаос и даже осаждать целые миры, также как и во времена до основания Легиона. Да и не факт, что от этого распадется сам Легион, но вот Пылающий Поход уже точно подойдет к концу. А это настоящая победа.

И вот что самое главное (предупреждаю о спойлерах из 7.3 в этом абзаце). Иллидан всё же оказался прав. Саргерас нашел некий способ собрать души убитых им титанов - всех, за исключением Эонар. Втайне, его шиварры пытаются сломить эти души и обратить их в марионетки Падшего Титана. Одна такая марионетка уже готова - Агграмар. Саргерас уже давно пытается создать новый пантеон - Темный Пантеон. И если он добьется в этом успеха, то Пылающий Легион уже ничто не остановит. Выходит, Иллидан косвенно “спас” Азерот от уничтожения.

Однако, это был очень рискованный ход. Во-первых, если бы высадка на Аргус увенчалась неудачей, то Азерот бы рано или поздно уничтожили армии Легиона, свободно идущие к своей цели через разлом между мирами, несмотря на угрозу своей штаб-квартире. Во-вторых, у Иллидана не было гарантии того, что Азерот сможет продержаться на время высадки героев на Аргус.

Саргеритовый ключ и Аргус

Больше всего вопросов в финале “Гробницы Саргераса”, конечно же, вызвал Саргеритовый ключ и открытый им портал на Аргус. “Ключ ко всем мирам” - именно так его назвал Иллидан, открывая тот портал. И это действо запутало многих игроков. Дело в том, что в 7.0 у этого артефакта было следующее описание:

“По этому оскверненному устройству титанов растекается сила Саргераса. Это ключ-скелет ко всем и каждому из миров Легиона. Даже к самому Аргусу.”

Но здесь нет противоречия. В конце концов, охотники на демонов использовали ключ, чтобы вернуться в Черный Храм Запределья с Мардума. И пусть в Запределье было достаточно Точек Вторжения Легиона, это всё-таки не их мир. Легион приспособил ключ для того, чтобы перемещать демонов по своим мирам, но это не значит, что его нельзя использовать и для других целей. В конце концов, это оскверненная реликвия титанов - когда-то у неё было другое предназначение.

bandicam 2017-08-22 18-38-58-266.jpg

Здесь есть элемент недосказанности и указания на то, что данный поворот сюжета не является чем-то невозможным. Другое дело, что лучше бы это было просто напрямую расписано в тексте игры. Но я всё-таки попробую собрать эту мозаику по кусочкам, попутно отвечая на основные вопросы по этой теме.

В: Что именно сделал Иллидан?

О: Иллидан использовал Саргеритовый ключ, чтобы разорвать ткань реальности между Азеротом и Аргусом, создав нечто вроде гигантского портала между этими двумя мирами. Данная червоточина настолько огромна, что её границы не видны в небесах Азерота и Аргуса.

bandicam 2017-08-22 18-39-10-492.jpg

В: Как Иллидану удалось совершить настолько грандиозное предприятие? Как объяснить подобный размах данного разлома?

О: Иллидан - гениальный колдун, посвятивший себя идее того, чтобы проникнуть на Аргус. В ходе войны за Запределье он совершил все необходимые приготовления для открытия портала на Аргус, даже не используя сеть порталов Легиона, с которой он, кстати, тоже знаком. Но тогда ему не удалось совершить задуманное из-за осады Черного Храма.

Так что Предатель знает местоположение как Азерота, так и Аргуса. И обладает достаточными навыками и знаниями для использования Саргеритового ключа. Рискну предположить, что Иллидан просто добавил Азерот в некий список миров доступных для перемещения внутри самого ключа.

Почему разлом получился настолько огромным? Надо понимать, что он был создан с помощью оскверненной реликвии титанов. И кто знает, на что еще способен данный ключ - может быть, что это устройство калибра самих Столпов Созидания. И Иллидан использовал его довольно неожиданным образом: вместо того, чтобы открыть им статичный портал Легиона, он “зарядил” его и выпустил в небо, где ключ превратился в искру Скверны, которая затем взорвалась и буквально выжгла ткань реальности.

И это еще не всё (в этом абзаце предупреждаю о спойлерах из обновления 7.3). Саргеритовый ключ уцелел после этой перегрузки и остался на месте крушения корабля Кил’джедена на Аргусе. Позже его нашли герои Азерота и стали использовать для того, чтобы открывать порталы в миры, находящиеся под осадой Легиона, при помощи его же системы порталов. Иллидан также отметил, что от всех этих манипуляций ключ становится всё сильнее.

В: Почему Легион не использовал Саргеритовый ключ для создания аналогичного разлома между Азеротом и Аргусом? Это позволило бы демонам начать вторжение в Азерот прямо из своего центрального мира.

О: Это очень хороший вопрос. И к сожалению, именно на него у меня нет конкретного ответа. Впрочем, я очень долго ломал над ним голову и, по-моему, пришел к объяснению, которое идеально вписывается в картину нашей мозаики. Но повторяю - это только моя теория.

Выше я уже написал о том, что Иллидан мог добавить координаты Азерота в ключ-скелет. Но это только половина дела. Кроме этого, ключу была необходима, собственно, дверь. Иллидари использовали в качестве неё статичные врата демонов на Мардуме, а сам Иллидан… похоже, воспользовался следом от разлома между Азеротом и Аргусом, который создал Гул’дан, пытаясь призвать дух Саргераса всё в того же самого Иллидана.

И здесь всё как-то удивительно хорошо сочетается. Первое появление Иллидана в Legion - финал схватки, в которой был открыт тот разлом. На закрытие того разлома пришелся финал обновления 7.1, а на открытие нового уже финал 7.2. Тут мне вспоминаются случаи, когда разработчики оставляли некоторые истории недосказанными из-за ограничений во временных рамках - это касается, например, истории падения Бенедикта и отношений Плети с Йогг-Сароном. Мол, Бенедикт своей предсмертной фразой намекает на то, что явление Смертокрыла во время Катаклизма сломило его веру, и также в WotLK были различные отсылки на конфликт Плети и Йогг-Сарона - но в планах у разработчиков изначально была более серьезная реализация этих сюжетов. Возможно, здесь у нас тот же случай. Сложно сказать.

bandicam 2017-08-22 18-40-40-783.jpg

Но вернемся к вопросу. Получается, что Легион не мог использовать Саргеритовый ключ аналогичным образом, потому что в его распоряжении не было разлома со стороны Азерота. Гул’дан потратил много времени на создание своего разлома, и для этого ему понадобилась вся мощь Ночного Колодца. И этот разлом создавался не для создания гигантской червоточины, а ради призыва духа Саргераса в труп Иллидана. Строго говоря, обычно Легион всегда использовал такие источники силы для призыва своих повелителей: Саргерас пытался явиться в Азерот через портал в Источнике Вечности во время Войны Древних; Архимонд был призван с помощью Книги Медива в Третью Войну (и тогда им двигали больше собственные мотивы, чем доктрина Легиона); Кил’джедена призвали в Солнечный Колодец во время конфликта на острове Кель’Данас.

У демонов просто всегда был иной подход к своим кампаниям. А в случае Азерота так это вообще отдельная история. Саргерас хочет лично явиться в Азерот, чтобы заполучить себе его мир-душу. Архимонд собирался не столько захватить Азерот, сколько побыстрее добраться до Нордрассила, чтобы поглотить силу второго Источника Вечности. А во время конфликта за Кель’Данас Кил’джеден, похоже, просто собирался доказать Саргерасу, что и сам справится с осадой Азерота (впрочем, тут вполне могут быть неизвестные детали, которые раскроют подноготную этого конфликта в третьем томе “Хроник”).

Кстати, я думал над тем, что якорем для Саргеритового ключа мог послужить не разлом над Шпилем Ночи, а сама Гробница Саргераса. Но как-то не сходится. Всё-таки пусть там и был портал на Аргус, это не то же самое, что и червоточина с видом на Аргус из космоса. Плюс, если бы всё было так просто, то и ритуал над телом Иллидана проводился бы в глубинах гробницы, а не во дворце ночнорожденных.

Диалоги после победы

Диалоги Велена, Кадгара и Иллидана после победы на Кил'джеденом:

Велен:

Я всегда знал, что еще снова увижу Аргус. Наше возвращение домой появлялось в моих видениях снова и снова. Но я никогда не мог представить себе, что оно будет таким. Нет сомнений в том, что судьбы моего и твоего мира переплетены друг с другом. Можно ли спасти Аргус, или им придется пожертвовать, чтобы остановить Саргераса? Мои видения затуманены, они ненадежны. Похоже, нам предстоит самим выковать свою судьбу. Да спасет нас всех Свет.

Кадгар:

Саргеритовый Ключ прорвал ткань реальности. Теперь над нами нависает родной мир Легиона, а его армии готовы нанести удар. Туралион где-то там. Надеюсь, что и Аллерия тоже. Если мы сможем найти моих старых друзей, возможно, Армия Света поможет нам закончить эту войну.

Иллидан:

Аргус. Престол Пылающего Легиона. Его инфернальные машины предоставили Саргерасу бесконечную армию. Пришло время лишить Темного Титана его трофея. Наш курс ясен. Мы должны перенести эту схватку на Аргус и поставить Легион на колени.

vCe9OKnj0XY.jpg

Майев (на Расколотом Берегу):

Наконец-то, пал один из повелителей Легиона, но всё же эта война еще далеко не окончена. Возможно, это и был истинный план Саргераса? Его заключительный эндшпиль? Или, возможно, это дело рук кого-то другого. Того, кто уже предавал этот мир.

<Майев, прищурившись, смотрит в небо.>

Я буду наблюдать… и буду наготове.

Кстати, у Кил’джедена была альтернативная реплика в ответ на эту речь Велена: “Видение, которое показал тебе Саргерас, было ложью, Кил’джеден. Сдавайся! Положи этому конец!”. “Положить этому конец..." - но эта реплика не дошла до релиза обновления.

Цитаты артефактов, относящиеся к бою с Кил’джеденом

Ксал’атат, клинок Темной Империи:

  • "Вы должны сразиться с Искусителем в его владениях, там он уязвим! Идем, давай же попробуем его душу на вкус…"

Перед телепортацией на флагманский корабль Искусителя. Во время боя этот корабль направлялся к Аргуса через просторы Круговерти Пустоты - это и есть “его владения”. Тон кинжала также указывает на то, что времени на раздумья в тот момент у героев было мало.

  • "Я чувствую, как пульс вашего мира ускоряется. Скоро всё будет залито его кровью жизни."

После победы над Кил’джеденом, когда герои перенеслись в Азсуну и увидели Аргус в небе Азерота. Кровью жизни Азерота обычно называют тайную магию внутри планеты - вроде вод Источника Вечности. Её кинжал уже упоминал, говоря о ночнорожденных: “Сурамар, его “благородные” граждане жадно хлебают саму кровь жизни этого мира.” Возможно, с миром-душой вскоре может произойти нечто, что увенчается новой раной на теле планеты, коей и был Источник Вечности.

Тал’киэль тоже упоминает о крови жизни, но уже под Расколотым Берегом: “Ты чувствуешь это? Кровь жизни твоего мира течет прямо под поверхностью этого места. Я знаю древние заклинания, которые смогут подключиться к этой крови жизни. Это будет идеальное место, чтобы высвободить их.” Так что предсказание Ксал’атата может быть связано как с битвой за Гробницу Саргераса, под которой лежит комплекс титанов, так и с червоточиной между Азеротом и Аргусом. Но об этом мы еще поговорим отдельно.


"Искуситель презирал мой талант, когда я еще был жив. Посмотрим, кто из нас переживет грядущую битву!" - перед боем

"Ах, небеса дома! Я и поверить не мог, что снова увижу этот мир!" - после боя, в Азсуне

Проклятый Пожиратель:

Тут стоит немного поговорить и о контексте следующих цитат. Проклятый Пожиратель был создан эредаром по имени Нетрезаар. До своего обращения в ман’ари этот эредар идеализировал Кил’джедена и посвятил всю свою жизнь тому, чтобы заслужить его признание. Когда он стал демоном, эти чувства извратились в опасную одержимость, апогеем которой стало желание Нетрезаара создать могущественное оружие, которое смогло бы поглотить сущность Искусителя.

Этим оружием стал топор под названием Проклятый Пожиратель, выкованный из металлов, собранных на Нихиламе, мире-свидетеле битвы Пантеона и Пылающего Легиона. Нетрезаар испытал это новое оружие на своих слугах-мо’аргах. Из двух десятков демонов выжил только один, Гореликс. Гореликс был верным и истовым слугой Нетрезаара и поклялся отомстить ему за это предательство. В итоге, он смог узнать о плане Нетрезаара предать Кил’джедена и предупредил владыку демонов о готовящейся измене.

И в час, когда кузнец готовился передать Искусителю свой дар (который бы запечатал его в нем навечно), Гореликс убил предателя. Но Кил’джеден на этом не остановился: он запечатал душу кузнеца в его же творении и приказал Гореликсу украсить навершие этого оружия черепом Нетрезаара. Но и это был еще не конец. Металлы артефакта постоянно пожирали душу Нетрезаара, наполняя его самого неутолимым голодом. Этот голод был не просто вечным - чем больше жизненной силы поглощал Нетрезаар, тем больше становилась его жажда. Поэтому всё бытие стало для него пыткой - как часы битв, в ходе которых Гореликс уничтожал врагов Легиона, так и мгновения, когда этот мо’арг намеренно лишь издалека наблюдал за битвами, просто чтобы доставить еще больше агонии духу кузнеца.

Перед боем с Кил'джеденом: “Проклятый Пожиратель начинает вырываться из ваших рук, когда вы приближаетесь к Искусителю.”

После боя - Дух Нетрезаара: “Наконец-то! Наконец… я отомстил!”

***

Спасибо, что прочли этот выпуск
И до встречи в следующих! *)

По традиции благодарю читателей, поддерживающих блог на patreon: pitet, dervesp, Владимира Кравчука, Максима Зуева, Vemy, Дениса Матвеева, zymko, Леорика, Fadj, Sergey, Dyshik, d-pro, LEKAROK, Артёма Бочарова, Frolovskiy Dima, wDBYB, Dmitry Zateev, Александра Моторина, stefan_flyer, Михаила Кузнецова, Кристин Кулагину и Amatych.

5 комментариев:

  1. А разве после Третьей войны Иллидан делал портал из Калимдора? Вроде же Тиранду спасали в районе Серебряного бора.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, из Серебряного бора. Забыл исправить вовремя. Но сейчас поправил - спасибо.

      https://wow.gamepedia.com/media/wow.gamepedia.com/1/13/WC3x-N08.jpg

      Удалить
  2. "Но на самом деле, Предатель и вовсе мог обойтись без ключа для создания простого портала в Азерот - ведь он открыл портал в Запределье из Серебряного бора после Третьей Войны и открыл портал на Мардум из Черного Храма во время войны за Запределье." Про портал из Серебряного бора утверждать не могу, но про портал на Мардум: чтобы открыть его потребовалось собрать много душ из Аукиндона(изначально Иллидан собирал эти души, чтобы вторгнуться на Аргус, но из-за нападения на Чёрный храм, он отправил иллидари на Мардум). - Из книги про Иллидана.

    ОтветитьУдалить
  3. А может когда Велен в конце коснулся КилДжедена, он показал ему видение поражения Саргераса?

    ОтветитьУдалить
  4. Кирасер, есть интересная идея, может оценишь(важно твоё мнение). Может слышал, что в Heroes of the Storm собираются ввести Кел'Тузада(над ним сейчас работают - дорабатывают, улучшают и прочее)? Так вот, а что если его в скором времени собираются вернуть в WoW(его же филактерию так и не уничтожили, на сколько я знаю), а ввод в HeS - это отвлечение, чтобы избежать утечки?! Как думаешь?

    ОтветитьУдалить