четверг, 7 апреля 2016 г.

Warcraft Chronicle: Упорядочивание Азерота, Галакронд и Залы Отваги

chronicle23.jpg

Продолжение перевода “Хроник.” Если вы пропустили предыдущий материал об этой серии книг, ты вы можете ознакомиться с ним по ссылке. Чтобы вам было легче ориентироваться, предыдущая глава - это “Источник Вечности и Кузни Мира” из этого выпуска.

Упорядочивание Азерота

Когда кузни-близнецы были установлены, хранители начали менять облик поверхности Азерота. Для этого они призвали новое поколение слуг, вышедших из Кузни Воли.

Каждый из видов этих верных и могучих выкованных титанами сыграл разную роль в упорядочивании и защите мира. Добрые земельники из скалистых пород специализировались на создании гор и глубоких пещер. Заводные мехагномы, разработанные хранителем Мимироном, помогали строить и поддерживать экстраординарную технику хранителей. Каменнокожие могу копали мириады рек и водных путей. Защита множества владений хранителей пала на плечи двух групп конструктов: железнокожих врайкулов и будто выгравированных из камня тол’виров. Чтобы преобразовать ландшафт, хранители также призвали на службу могучих каменных и морских великанов. Они бродили по просторам Азерота, поднимая возвышающиеся горные цепи и углубляя бездонные моря.

Когда выкованные титанами начали формировать Азерот, хранитель Фрейя принялась заселять мир органической жизнью. Чтобы сделать это, она создала Изумрудный Сон, обширное и постоянно изменяющееся измерение духов и магии природы. Этот эфемерный план был зеркальным отражением Азерота и помогал регулировать эволюционный путь флоры и фауны мира. Сон стал местом стечения для духов и странных иномирных существ, которые обитали в нем. Они резвились в этом сюрреалистическом рае, который служил им домом. Мистический Сон отвергал смертное восприятие реальности. Понятия вроде времени и расстояния не имели власти в этом непостижимом мире. День в физическом мире мог ощущаться десятилетиями внутри Сна.

Затем Фрейя начала странствовать по миру в поисках мест, где поднимались наружу энергии из Источника Вечности. Эти регионы создавали оптимальные условия для развития новой флоры и фауны. Фрейя сотворила огромные анклавы природы в этих местах силы. Она лепила жизнь потрясающего многообразия, сея её по миру. Места, в которых Фрейя совершала свою работу, находились на полярно противоположных друг другу точках мира. Они включали в себя регионы, которые позже станут известны как Кратер Ун’Горо, Низина Шолозар и Вечноцветущий дол.

Величайшими существами, что вышли из этих анклавов, были гигантские животные, известные как Дикие Боги. Фрейя обожала этих величественных существ и заботилась о них так, будто они были её собственными детьми. Она часто бродила по материальному миру вместе с Дикими Богами, прекрасные леса и травяные поляны расцветали на месте их шагов. Тем не менее, было одно место, которое Дикие Боги посещали чаще любого другого: массивный лесистый пик, который называется Горой Хиджал.

Изумрудный Сон

Кто-то считает, что Фрейя соткала Изумрудный Сон из ничего. Другие утверждают, что это странное место в какой-то форме существовало всегда, сон, рожденный из дремлющей мира-души Азерота. Считается, что Фрейя коснулась этого измерения и преобразовала то, что станет известно как Изумрудный Сон в качестве способа наладить контакт с новорожденным титаном.

Дикие Боги

Среди величайших Диких Богов были:

Малорн - почитаемый Белый Олень
Эccина - Мать Светлячков
Агамагган - Игловепрь
Авиана - Госпожа Птиц
Урсок и Урсол - громадные Повелители Медведей
Тортолла - Мудрый
Голдринн - Великий Волк
Чи-Цзи - Красный Журавль
Нюцзао - Черный Бык
Сюэнь - Белый Тигр
Юй-Лун - Нефритовая Змея

На склонах Хиджала Фрейя связала духи своих любимых Диких Богов с Изумрудным Сном. Неразрывно связанные с этим эфирным измерением, они стали символами здоровья и жизнестойкости самого Азерота. С тех пор Хиджал навсегда стал пристанищем и священным местом для Диких Богов.

В то время, как создания Фрейи исследовали мир, они наткнулись на некоторые другие странные формы жизни. Эти существа явились из стихийного прошлого Азерота по собственной воле. Когда хранители запечатали План Стихий, некоторым разделенным от остальных элементалей удалось избежать изгнания. Ярость этих духов со временем угасла, и они стали существами из плоти и крови. От этих бывших элементалей произошла часть новой живой природы: например, такие существа, как протодраконы.

Со временем, хранители и их слуги стабилизировали основную часть суши Азерота, континент, изобилующий растениями и животными всех видов. Когда выкованные титанами оглядели просторы сформированного ими мира, они назвали его основной континент Калимдором: “Землей Вечного Звездного Света.”

Столы Созидания

Пантеон даровал удивительные артефакты Хранителям, чтобы помочь им в упорядочивании мира. Эти реликвии были известны как Столпы Созидания. Спустя эпохи после того, как хранители закончили свой великий труд, артефакты были утеряны и разбросаны по землям Азерота.

legit sample1.jpg
Гиганты формируют земли и моря Азерота

Уход Пантеона

Довольные стараниями хранителей и уверенные в том, что дремлющий мир-душа был в хороших руках, члены Пантеона приготовились отправиться назад в Великую Тьму. Открытие Азерота было доказательством того, что другие новорожденные титаны еще могли существовать во вселенной, и титаны с нетерпением ждали возможности возобновить свой поиск.

Хранители были опечалены приближавшимся часом ухода своих создателей, но также они были переполнены чувством гордости за то, что им была доверена честь оберегать Азерот. Чтобы почтить память об уходе Пантеона, Локен и Мимирон сотворили комплект зачарованных артефактов, названных Дисками Норганнона, которым предстояло записать историю, разворачивающуюся в Азероте. Если Пантеону еще было суждено вернуться, то у них были бы записи того, что происходило в отсутствие титанов.

Перед тем, как покинуть планету, Аман’Тул назначил созвездие Алгалона Наблюдателя служить небесным стражем мира. Титаны не могли проигнорировать возможность осквернения мира-души. Если это произойдет, то у Алгалона будет власть инициировать в Кузне Созидания процедуру, которая очистит мир от жизни и любой имеющейся порчи.

С этим Пантеон попрощался с выкованными титанами и исчез среди звезд. Титаны сделали всё возможное, чтобы исцелить Азерот и добиться взросления мира-души. Всё, что оставалось теперь - ждать и надеяться, что мир-душа однажды пробудится.

Галакронд

В эпохи, последовавшие за уходом Пантеона с Азерота, бесчисленное число форм жизни расцвело на поверхности мира. Самыми свирепыми и хитрыми из них были протодраконы, которые обитали на обледеневшем севере Калимдора. Многочисленные виды протодраконов обладали широким спектром сил и способностей. Некоторые из них были гигантскими крылатыми существами невероятной стойкости, чьи духи были связаны с самим миром. Другие, сами того не понимая, прикоснулись к скрытым стихийным энергиям, что пребывали в новоупорядоченном мире.

Но был один протодракон, чья жестокость и разрушительная сила затмевали оные у его рода. Его звали Галакронд, и он был самым большим протодраконом, что когда-либо парил в небесах Азерота. Это огромное существо было настолько могущественным, что один взмах его крыльев мог расплющить целые леса. Сила, однако же, не была его единственным оружием. Он обладал сверхъестественной хитростью, которая сделала из него выдающегося охотника.

Со временем, Галакронд стал господствовать в большинстве желанных его родом угодий северного Калимдора. Ведомый неутолимым голодом, он пожирал всё в поле своего зрения. Его тело разбухло до еще больших размеров. Тем не менее, ничто не могло утолить его неизбывную жажду.

Его голод был настолько ужасен, что Галакронд начал пировать другими протодраконами и даже их трупами. Пожирание павших протодраконов в конечном счете исказило разум и тело Галакронда некротическим недугом. Деформированные конечности и десятки глаз выростали на его гигантском теле. Энергии смерти слетали с шипастой чешуи Галакронда, оживляя мертвую плоть. Эти некротические силы проникали в жертв Галакронда, и они поднимались из мертвых в виде безмозглых чудовищ.

Ряды несчастных слуг Галакронда множились. Вскоре, он и его разлагающиеся последователи начали терроризировать небеса Калимдора. Другие протодраконы, разделенные давнишними конфликтами и соперничеством, не смогли объединиться против этой новой угрозы.

Тир, сильнейший из хранителей, был первым из своего рода, кто заметил опасность, которую из себя представлял Галакронд. Он предупредил других хранителей о том, что увидел, но не мог мотивировать их к действию. Хотя хранители когда-то и поклялись защищать мир, война с Древними Богами и Упорядочивание Азерота подорвали их общие силы и волю. Они стали безразличными к тому, что происходит в мире, сосредоточенные только на поддержании работы своих склепов и магических механизмов.

Но Тир не был жертвой апатии своих братьев и сестер. Его воля и желание поддерживать правосудие и порядок в мире двигали его вперед. Тир знал, что если Галакронда оставить в покое, то он пожрет всю природу, распространяя свою заразу до самых дальних уголков Азерота. Поэтому хранитель решил найти способ уничтожить гигантского протодракона и его слуг.

Тир нашел ответ в пяти величайших и самых разумных протодраконах из всех: Алекстразе, Нелтарионе, Малигосе, Изере и Ноздорму. Почти все эти существа происходили из разных стай, и каждое из них обладало уникальными способностями. Даже сестры Алекстраза и Изера повелевали совершенно разными способностями. Упорная и добрая Алекстраза могла призывать сгустки пламени из своей пасти. Могучий Нелтарион обладал невероятной силой, и его пронзающий рык мог расколоть как кость, так и камень. Изобретательный Малигос мог дышать морозом, заключая своих врагов во льду. Мудрый Ноздорму мог атаковать своих врагов ослепляющими песчаными бурями. Дыхание неуловимой Изера могло обезвредить её врагов, ослабляя их силу воли и погружая их в глубокий транс.

Тир попросил у пяти протодраконов помощи в войне с Галакрондом. Сначала они сомневались в подозрительном существе, которое появилось перед ними, но вскоре они поклялись сражаться на его стороне. Не смотря на свои различия, пятеро протодраконов показали удивительную работу в команде, работая как единое целое.

Под управлением Тира Алекстраза и её компаньоны сражались с Галакрондом и его мерзкими слугами. Их битвы разгорались на заснеженных пиках и скалистых утесах северного Калимдора. В начале грубая шкура Галакронда хорошо защищала его от атак пяти протодраконов. Хотя и расстроенные крепостью своего врага, Алекстраза и её союзники быстро нашли его слабость. Они осадили множество его глаз и мягкую уязвимую глотку. Используя свои силы сообща, доверившись друг другу, пятеро протодраконов уничтожили своего исполинского противника. Безжизненная туша Галакронда рухнула на землю, врезавшись в ледяную тундру, которая позже станет известна как Драконий Погост.

Пятеро протодраконов смогли победить не смотря ни на что, но они добились этого только потому, что работали вместе. Это был урок, который они не скоро забудут. Алекстраза и остальные оставались верны этому идеалу единства и сотрудничества еще долгие эпохи.

Тир и Серебряная Длань

Тир сражался вместе с протодраконами, но Галакронд оказался слишком силен даже для хранителя правосудия. В одной из битв это чудовищное создание откусило железную руку Тира, наполнив его некротической энергией. Хотя Тир выжил, его рана так и не зажила.  Много лет спустя, Тир заменил утраченную руку новой, выкованной из чистого серебра. Серебряная длань стала символом его веры в то, что только путем личной жертвы можно достичь справедливости, которая сможет устоять.

legit sample2.jpg
Карта Азерота после падения Черной Империи

Благословение стай драконов

Пока Тир и протодраконы сражались с Галакрондом, другие хранители наконец-то вышли из своего ступора. Слишком поздно они осознали угрозу, которую из себя представляло оскверненное чудище. Их ободрила решимость Тира и его крылатых союзников и пристыдила собственная апатия. Тир, однако, не стал ругать других хранителей. Вместо этого, он уговорил их наполнить пятерку протодраконов силой, чтобы они смогли защитить просторы Азерота.

Только хранитель Один оспорил это начинание. Хотя он и признавал героизм протодраконов, он не был согласен с тем, чтобы водружать на их плечи судьбу Азерота. Один считал Алекстразу и её род примитивными формами жизни. Лишь могучим выкованным титанам можно было доверить защиту мира. Один утверждал, что последнее слово должно оставаться за ним, потому что он был Главным Куратором.

Но всё же Тир и другие хранители не согласились. Своими храбростью и самопожертвованиями протодраконы заслужили право стать стражами Азерота. Не смотря на продолжавшиеся протесты Одина, другие хранители приступили к своему плану.

После того, как протодраконы победили Галакронда, хранители отправились в ледяную тундру, где прошла последняя битва. Даже Ра прибыл с далекого юга, чтобы принять участие в грядущей великой церемонии. Действуя как проводники силы своих создателей, собравшиеся хранители даровали благословения Пантеона каждому из протодраконов.

Верховный хранитель Ра пропустил через себя силу своего создателя, Аман’Тула, в протодракона Ноздорму. Из всех бесчисленных сил Аман’Тула Ноздорму был благословлен властью над самим временем. С тех пор, Ноздорму стал известен как Вневременный, а переплетающиеся пути судьбы и рока попали под его власть.

Заботливая и всегда милосердная Фрейя воззвала к своей создательнице, Эонар, чтобы даровать силы протодракону Алекстразе. С тех пор известная как Хранительница Жизни Алекстраза посвятила всю себя защите живого мира. Доказав свою храбрость и страсть в битвах с Галакрондом, она была коронована Королевой Драконов и получила в дар власть над своим родом.

Фрейя также испросила Эонар благословить младшую сестру Алекстразы, протодракона Изеру, властью над природой. Изере поручили оберегать цветущие просторы Азерота из Изумрудного Сна. Связанная с этим эфемерным миром, она вошла бесконечный транс и с тех пор стала известна как Дремлющая.

Хранитель Локен воззвал к своему создателю, Норганнону, чтобы наделить протодракона Малигоса невероятными силами тайной магии. Так он был наречен Хранителем Магии. Бесконечные миры волшебства и скрытой силы тайной магии стали доступны ему. Он мог делиться их силой, исследовать и защищать их.

Наконец, хранитель Аркедас попросил своего создателя, Каз’Горота, даровать часть его обширной силы неодолимому протодракону Нелтариону. С тех пор известный как Хранитель Земли, Нелтарион получил власть над горами и глубокими подземными пещерами. Он воплощал силу мира и долгие эпохи служил ближайшим советником и другом Алекстразы.

Переполненные энергиями Пантеона, пятеро протодраконов перевоплотились в гигантских, но элегантных существ. Чешуя Ноздорму окрасила в бронзовый оттенок, напоминавший море блестящего золотого песка. Чешуя Алекстразы стала глубокого и яркого красного цвета. Грациозная Изера окрасилась в живой и сочный зеленый цвет, символизировавший её связь с природой. Малигос обратился ледяным синим цветом, и сами его чешуйки излучали могучие энергии тайной магии. Грубая чешуя Нелтариона окрасилась в цвет черной земли.

С того дня, эта пятерка неординарных существ стала известна как Аспекты Драконов.

Хранители также хотели создать новые виды, чтобы помочь Аспектам защитить мир. Эти существа стали служить Аспектам консортами и союзниками. Для этого хранители магически изменили сотни яиц протодраконов. Из них вылупились существа, рожденные по образу Аспектов. Эта новая раса, известная как драконы, образовала пять различных стай: бронзовую, красную, зеленую, синюю и черную.

Хотя каждая из этих стай и служила отдельному Аспекту Драконов, они все были связаны своим долгом по защите Азерота. Чтобы упрочить эту связь, хранители построили огромную башню в северном Калимдоре, названную Храмом Драконьего Покоя. Она служила сердцем драконьей культуры, святилищем, в которое они могли прийти, чтобы обсудить свою деятельность. Но прежде всего, Драконий Покой был символом их единства.

Хранители, довольные своей работой, снова исчезли в своих логовах, оставив Аспектов наблюдать за живыми существами Азерота.

Один и восход Залов Отваги

Пока другие хранители проводили церемонию по благословению Аспектов Драконов, Один был погружен в думы, восседая на своем троне в Ульдуаре. Он был в ярости от того, что его союзники действовали против его желаний - желаний Главного Куратора. Более того, Один всем своим сердцем верил, что Аспекты Драконов провалят свою миссию по защите мира.

Ради Азерота Один решил взять всё в свои руки. Он решил создать элитную армию по собственному эскизу. Армию, которую он сможет призвать, чтобы защитить мир, если ему когда-нибудь понадобится помощь. Чтобы воплотить эту боевую силу, Один обратил свой взгляд на могучих врайкулов. Он всегда уважал их природную храбрость и силу. Он ставил врайкулов выше всех других выкованных титанами, видя в них идеальное воплощение воинского духа.

Вернувшись в Ульдуар, Тир и другие хранители потребовали, чтобы Один отбросил свой глупый план. Но их слова не возымели никакого эффекта на Главного Куратора. Один был целеустремленным в своем желании и несгибаемой была его вера в то, что он был прав. Он предложил другим хранителям помочь ему создать его армию. Когда никто не вышел вперед, чтобы присоединиться к его делу, Один объявил, что он продолжит свой план и без их помощи.

Один завладел одним из крыльев Ульдуара, чтобы использовать его в качестве базы для своей новой армии. Чтобы окончательно отделить его от остальной крепости и других хранителей, Один призвал волшебницу Хелию из выкованных титанами. За прошедшие эпохи он стал относиться к ней как к приемной дочери. Хелия сотворила великое заклинание, чтобы окутать магией крепость хранителя. Затем, сосредоточив всю свою силу, она вырвала гигантский кусок Ульдуара из земли и подняла его в облачные небеса. Со временем, парящая цитадель стала известна как Залы Отваги.

С вершины своей крепости Один голосом, подобным великому рыку, обратился ко всем врайкулам. Те, кто докажут свою храбрость, умерев великой смертью в бою, смогут снова жить в Залах Отваги. Их духи будут перенесены в цитадель и им будут дарованы новые могучие и выкованные бурей тела.

Эти чемпионы, эти Валарьяры, должны были стать защитниками Азерота, первой линией его обороны. А их деяниям предстояло навеки продолжать жить в сердцах всех выкованными титанами.

Всё, что оставалось - найти способ доставить души мертвых в Залы Отваги. Для этого, Один изучил энергии, пропитывающие Темные земли. Знание, полученное им, позволило ему перевоплотить некоторых из врайкулов в спектральных существ, известных как валь’киры. Эти, подобные призракам, слуги могли путешествовать между Темными землями и материальным миром, направляя души достойных врайкулов в Залы Отваги. Однако, ставшие валь’кирами были прокляты жить в облике фантомов навечно.

Ни один врайкул не вызвался добровольцем, чтобы взять на себя эту мрачную задачу становления одним из валь’кир, и посему Один решил, что силой создаст себе слуг. Хелия предостерегла Одина от его желания превратить выкованных титанов в рабов против их воли. Спор между ними разгорелся так яро, что чуть не окончился боем. В конце Хелия предупредила его, что вернет Залы Отваги назад в Ульдуар, если Один не передумает.

Один видел в неподчинении Хелии не только угрозу своим планам, но и безопасности самого Азерота в будущем. Ослепленный своими мечтами о том, чем могли стать Залы Отваги, он напал на волшебницу. Один расколол её физический облик и извратил её дух в первую из валь’кир. Полные боли и гнева стенания Хелии грохотом отдавались на поверхности Азерота и пронзили само сердце Темных земель.

Это жестокая трансформация навсегда омрачила Хелию, но её пытка на этом не окончилась. Хотя она и презирала Одина за то, что он сделал с ней, валь’кира оказалась вынуждена исполнять его волю. По приказу Одина она отправилась превращать других врайкулов в проклятых валь’кир.

На протяжении эпох, Хелия и её валь’киры переносили души героев врайкулов в Залы Отваги. Цитадель наполнилась усиленными молниями валарьярами. Один тренировал и даровал силы каждому из этих воинов. Он не испытывал сожалений за то, что порвал с другими хранителями или за то, что превратил Хелию в первую валь’киру. В разуме Одина, всё, что он сделал, было совершено ради безопасности Азерота и во славу великого Пантеона.

10 комментариев:

  1. Вот что интересно... Если протодраконы произошли от элементалей, то получается их предки и по сей день обитают в элементальных планах?(Драконы-элементали Подземья и Небесной Выси)

    ОтветитьУдалить
  2. Кирасер, Справа есть приложения для оплаты - "на развитие проекта", деньги пойдут непосредственно Вам?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, блог я веду один, так что всё кроме пени за использование кнопки Яндекса, которое идет Яндексу, идет по назначению.

      Удалить
  3. Спасибо большое за ваши переводы! Азерот расцветает новыми красками!

    Можно уточнить пару моментов? Тортолла, кажется, мужского рода, если верить русскому переводу, то есть, он Мудрый.

    http://ru.wowhead.com/quest=25510

    Или в оригинале все же самка? Также в описании Могу опечатка, "кОпали".

    А Вы не планируете дополнить раздел о недоступных сочетаниях расы и класса с учетом превращения одной из веток разбойников в пиратов? Например, тауренов подобной "профессии" есть немало. Или это пусть останется актуальным лишь на момент описания?

    И нет ли у Вас желания обратится к HOTS? Описания альтернативных обликов персонажей бывают довольно занимательны и взаимосвязаны, даря нам как альтернативные истории самого Азерота, так и целые другие миры.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. И вам спасибо за такой отзыв.

      С Тортоллой опечатка, это и правда представитель мужского пола. Опечатку с могу тоже исправил.

      Раздел о недоступных сочетаниях обновится, но ближе к релизу аддона, потому что там будут еще интересности в виде тауренов Скверны и тому подобного. И спасибо за наводку с разбойниками.

      Про HotS ничего утвердительно сказать не могу. Некоторые альтернативные облики интересны, но многие не имеют какого-либо веса и явно сделаны без серьезных дум над их сюжетными подоплеками. Но тут есть над чем подумать.

      Удалить
  4. Как думаешь, Кирасер, что измениться в Орде теперь, когда Сильвана возглавила её?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Поживем-увидим. Пока известно, что квартал Орды в Даларане теперь управляется Отрекшимися. А сама Сильвана больше сосредоточена на своей погоне за повелительницей валь'кир Одина. Думаю, она будет только временным лидером. Вол'джин ведь пропал без вести, а не умер. Да и Метцен не откажется вернуть Тралла на пост вождя. Но поживем-увидим.

      Удалить
  5. Вот ведь вопрос появляется тогда о благославлении Калесгоса. Раз для наделения силами аспектов нужны были Хранители как проводники, то как получилось, что Калесгос был благославлен после смерти Малигоса? И так же напрашивается вопрос о благославлении, если, как уже известно из хроник, на тот момент пантеон был уничтожен.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Предположительно, может существовать определенный механизм благословения, который может работать и без личного вмешательства Пантеона на случай, если с Аспектами что-то случится. Не зря же ритуал можно было провести только в строго определенное время. Если он существует, то теоретически может работать и при мертвых титанах. Возможно, они сохранили часть своих сил где-то на этот случай, или за этим кроется что-то еще.

      Удалить