понедельник, 28 марта 2016 г.

Warcraft: Ради чего сражаются наши враги? Часть четвертая, Иллидан и Иллидари

Illidan.jpg


Когда искатели приключений впервые прошли через Темный Портал, попав в Запределье, им пришлось столкнуться с множеством опасностей, таящихся на руинах умирающего мира. Возможно, страшнейшей из них были Иллидари, слуги Предателя. Многие из них следовали за Яростью Бури еще с тех пор, как тот пытался уничтожить Нер’зула. Но как они стали той силой, что хваткой Скверны и жестокости держала в страхе всё Запределье? И что еще важнее, как они стали врагами героев Альянса и Орды?

После поражения Пылающего Легиона в Третью Войну демоны не лишились своего пыла и не отказались от планов по завоеванию Азерота. А в планах Легиона правит бал не только холодный расчет: владыка демонов Кил’джеден мстителен и не прощает предателей. Эта жажда мести могущественного демона является одним из важнейших факторов, превративших разношерстную группу представителей множества темных фракций в тех Иллидари, что мы знаем сейчас. Но обо всем по порядку. Также мы взглянем на то, что ждет эту фракцию в будущем, а конкретно в Legion. Но об этом в конце статьи.

Иллидан Ярость Бури

1.jpg
оф. промо-арт Legion

Естественно, разговор об Иллидари нельзя вести, не рассмотрев для начала личность самого Иллидана. Именно он основал эту фракцию, его же личность является краеугольным камнем, основывающим её фундамент. В конце концов, сама эта фракция названа в его честь, и её представители гордо маршируют под знаменами, на которых изображена татуировка знаменитого охотника на демонов. Она же красуется и на гербовых накидках слуг этого могущественного полуэльфа-полудемона.

WoWScrnShot_030316_193845.jpg

Так зачем Иллидан вообще создал эту армию, и какие цели преследовал лично он? Подобно тому, как Кил’джеден сыграл, возможно, важнейшую роль в преобразовании группировки Предателя в современные Иллидари, он же и стал косвенным виновником её появления. Поэтому нужно заострить внимание и на его мотивах в том числе.
Кил’джеден Искуситель - правая рука самого Саргераса. Он не только невероятно могущественный демон, но и умелый манипулятор. Но даже став этим дьявольским Искусителем, он не лишился черт, присущих смертным. Самой выраженной из них можно назвать его мстительность. В свое время, именно глубокая ненависть Кил’джедена лично к Велену стала причиной тысячелетней охоты Легиона за дренеями. Настолько сильными были его чувства к тому, кого он когда-то любил как брата и частичку самого себя, что в его извращенном разуме уход Велена был воспринят как личное предательство. Но не стоит думать, что гнев этого эредара может вызвать только кто-то из когда-то любимых и близких ему родичей. Искуситель настолько же жесток и с теми слугами, что подвели или предали его. Король-лич был создан им, чтобы стать орудием Легиона: инструментом, который ослабит защиту Азерота и подготовит вторжение демонов. Но у вероломного Нер’зула были иные планы - освободиться от власти пылающих лордов и самому стать сверхсуществом, слившись в единое целое с принцем Артасом Менетилом. К концу Третьей Войны предательство Нер’зула было очевидным для Искусителя. И ему был нужен кто-то, способный стать дланью его мести. Оставшихся в Калимдоре демонов было недостаточно для этой задачи, они затаились, готовясь к новому вторжению. Но был один подходящий кандидат, ночной эльф, бывший и союзником, и врагом дела Легиона. Кил’джеден явился к Иллидану и поставил перед ним задачу - уничтожить Нер’зула. Наградой в случае успеха бы стало исполнение сокровенного желания Иллидана. И ведь известно, чего Иллидан жаждал больше прочего - магии и силы как таковой.

- Иллидан, в прошлом ты был и другом, и врагом Пылающего Легиона. Но поглотив череп Гул’дана, ты обрек нас на поражение в этом мире. Я пришел, чтобы дать тебе еще один шанс послужить нам.
- Что я должен буду сделать, о великий?
- Мое творение, Король-лич, предал меня. Он осмелился нарушить договор, привязывающий его к моей воле, но его дух всё еще запечатан внутри Ледяного Трона на вершине мира. Уничтожь его для меня, и я исполню твое самое заветное желание.
- Будет исполнено, о великий. Будет исполнено.
- диалог Иллидана и Кил’джедена

В конце концов, и сам Иллидан стал жертвой гнева Кил’джедена. Но к этому мы еще вернемся. Ведь сейчас напрашивается еще один вопрос - на чьей же стороне всё-таки был Иллидан? Предатель - одна из самых неоднозначных фигур в истории Азерота, одни считают его жестоким тираном и мясником, а другие видят в нем героя, готового пойти на самопожертвование во имя великой цели. В обществе ночных эльфов он имел репутацию Предателя, которого ослепила не только магия демонов, но и жажда магической силы и славы. В то же время соратники первого охотника на демонов восхищались его острым умом и сложностью его замыслов. Но каков он на самом деле? Я думаю, истина находится где-то посередине, как раз между баррикад двух взглядов. Дело в том, что обе стороны часто видели Иллидана лишь с одной стороны, более того, их взгляды часто были необъективны. Будет справедливо сказать, что тот же культ личности Иллидана, который существует среди охотников на демонов, очень предвзято рассматривает первого эльфа в их ремесле. Многие из них, особенно если речь идет о ночных эльфах, пошли на по-настоящему ужасные жертвы, чтобы получить свою силу. И таким охотникам, которые встали на темный путь не ради власти, а во имя победы над Пылающим Легионом, потеря прошлой жизни далась тяжело. Они лишились семьи и любимых, их изгнали из общества, в котором их считают почти такой же чумой, как и демонов. А ведь этим эльфам было и без того тяжело. Они стали охотниками, чтобы мстить, а значит, что они уже потеряли дорогих сердцу родственников и друзей. И вот в чем дело. Для них Иллидан - это воплощение этой жертвенности и величайший пример для подражания.
illidan_stormrage_tw2_back.jpgНо жертвенные поступки Иллидана обычно преследовали личные мотивы, да и жажда мести в них обычно не прослеживалась.

И мы попытаемся в этом разобраться. Ему была уготована великая судьба, как и другим членам троицы героев Войны Древних: Тиранде, ставшей верховной жрицой Луны, и Малфуриону, первому из друидов. И Тиранда, и Малфурион, со временем, стали обладателями великой силы, к ней их привели идеалы, в которые они верили. Но о них мы сможем поговорить в другой раз. Что же до самого Иллидана, то ему судьбой были уготованы великие дела. По крайне мере, у него были причины самому в это верить. Он был рожден с глазами цвета янтаря - и тогда десять тысяч лет назад это считалось знаком свыше, знаком, обещающим великую судьбу. Но истина была немного другой и это делает ситуацию еще интереснее. На самом деле, янтарные глаза говорят о мощном врожденном потенциале к друидизму. Любопытный парадокс, ведь данный ему с рождения талант, он так и не раскрыл. Он вместе со своим братом-близнецом Малфурионом тоже пытался освоить эту магию, но безуспешно. И не будем забывать о том, что сам друидизм, как и его философия, не больно-то были интересны молодому и амбициозному эльфу. Его привлекала тайная магия, и в ней он смог раскрыть свой потенциал. Таким образом, Иллидан уже тогда определил свою судьбу, ведь друидизм стал одной из основных вех культуры и философии ночных эльфов после Раскола, а магия же попала под полный запрет на долгие десять тысяч лет.

SetRatioSize10243000-Twilight-of-The-Immortals-by-Samwise.jpg

В те далекие годы Иллидан хотел славы и силы, желал больше узнать о магии и стать могущественным заклинателем. Он был амбициозен и любознателен, но у всего этого была и обратная сторона - Иллидан больше всего заботился о себе любимом, и его амбиции, и чувство собственного превосходства иногда мешали ему принять верный выбор. Но не смотря на некую жажду признания, которая, как я думаю, была вторичной по сравнению с желанием получить силу как таковую, Ярость Бури не слишком сильно заботился о чужом мнении, частично потому, что он вообще иногда не мог слушать никого кроме себя. Но он любил Тиранду, к юной жрице Иллидан испытывал самые теплые чувства. Иногда его попытки добиться её скорее походили на соперничество с братом. Но время показало, что чувства Иллидана были и оставались истинными до самого конца.

“Где бы я ни был, и чем бы я ни стал в этом мире - знай, что я всегда буду присматривать за тобой.”

Даже спустя десять тысяч лет после заключения в темницу он всё также любил её и с готовностью отбросил свою миссию по уничтожению Нер’зула ради её спасения. И он до самого конца хранил при себе цветок в память о ней. При этом он прекрасно понимал, что Тиранда сделала свой выбор и уже давно. Еще в Сурамаре жрица полюбила Малфуриона, а те поступки, которыми его брат пытался обратить на себя её внимание, только отдаляли их. В растущей жажды силы и магии Иллидана Тиранда не видела ничего хорошего, наоборот, они пугали её. А именно колдовской силой Иллидан хотел доказать свое превосходство над братом.
Соперничество с Малфурионом тоже носило скорее односторонний характер. Казалось, что долгое время Малфурион толком и не замечал того, как Иллидан пытался противопоставить себя брату и превзойти его. И если в случае с Тирандой дело было скорее в том, что будущий владыка Запределья не понимал, что нужно жрице, и что ей дорого… то их отношения с братом были куда плачевнее. Даже если судить по тем мирным годам в Сурамаре, выходит, что в появлении растущей пропасти между братьями были виноваты они оба. Иллидан видел соперничество там, где его нет, а Малфурион просто не обращал внимания на происходящее или же не мог разглядеть перемен в своем брате. Ведь их разделили не только друидизм и тайная магия. Сам Малфурион часто не понимал своего брата. В конце концов, его брат не был монстром, по крайне мере тогда, он пытался творить и добрые дела, волшебник просто хотел доказать свои далеко не худшие намерения единственным близким душам - Тиранде и Малфуриону. Но первый друид часто ошибочно видел и в этих поступках очередные отчаянные и опасные планы брата по получению силы. Но справедливо заметить, что у первого друида были основания сомневаться в Иллидане.

1.jpg

Вот мы и подошли к любопытному выводу. Иллидан, действительно, жаждал силы и магии. Он и правда часто не видел дальше своих амбиции. Но он все равно дорожил Тирандой и Малфурионом, не смотря на более чем сложные взаимоотношения с последним. И с этим знанием мы подходим к еще более интересной детали, к отношению Иллидана к Легиону. Пылающий Легион - армия демонов, несущая смерть и разрушение, покорившая несчетное число миров. В жилах этих демонов разливается могущественная сила Скверны, разрушительная по самой своей природе. Чтобы полнее понять характер и особенности личности Предателя, стоит поговорить и о ней. Скверна извращает и разрушает всё, к чему прикоснется. И вместе с огромной силой, обретаемой в демоничестве, новообращенные демоны обычно рано или поздно теряют свое прежнее я. Неважно по какой причине они вступили в Легион: кто-то изначально был жестоким и жадным до силы чудовищем, кто-то был превращен насильно. Некоторые считали, что смогут справиться с развращением, другие были обмануты, считая, что преследуют благородные цели - например, некоторые дренеи альтернативного Дренора ошибочно видели в секте Саргерай путь к возвращению к гордому прошлому эредаров Аргуса. Всё это одна большая иллюзия. Тех, кто пытается управлять Скверной со временем начнет тянуть к Легиону, как к магниту. Это также будущее большинства смертных чернокнижников. По-своему наивные, многие заклинатели Скверны считают, что смогут держать демонов и собственное развращение под контролем. Но со временем, они сами покоряются демонам. Почему? Скверна - наркотик для заклинателей, она вызывает куда большую зависимость чем тайная магия, и утолить этот голод кроме Скверны уже мало чем удастся.

fel.jpg

Вместе с зависимостью от этой ядовитой магии начинается развращение разума. Повелители Скверны становятся более жестокими, в них начинает зарождаться жажда крови и насилия, желание творить хаос, воплощенный в самой Скверне. Всё это и ведет к Легиону. Там можно будет утолить свой магический голод, там можно отдаться своим темным желаниям и нести разрушение всему сущему. Лишь самые стойкие и прозорливые могут избежать этого влияния. Те, кто знает, когда нужно остановиться и прийти в себя, и те, чей стержень воли и характер крепче любой стали. Таких чернокнижников очень мало, каждый пример такого заклинателя - это пример уникальной личности, заслуживающей уважения. В конце концов, даже благородным охотникам на демонов угрожает участь развращения и службы тем, кого они поклялись уничтожить. А теперь вспомнив о пагубных влияниях Скверны, вернемся к нашему герою. История взаимоотношений Иллидана и Легиона запутана и уникальна - как говорил сам Кил’джеден, в прошлом Предатель был и другом, и врагом Пылающего Легиона. Всё началось еще с Войны Древних. Иллидана поразила мощь демонов, он был по-настоящему впечатлен их физической и магической силой. Но стал ли он питать на их счет иллюзии, подобно многим Высокорожденным? Нет, ведь всё же Иллидан был прозорлив и прекрасно понимал, что демоны несут лишь смерть и разрушение. Но все равно их сила привлекала юного волшебника. Но очень важно уже здесь расчертить границу. Да, поступки Иллидана в Войне Древних часто сквозили эгоцентризмом и опрометчивостью. Но мы уже говорили почему. Даже не смотря на то, что Иллиданом и его эмоциями одно время манипулировал Ксавий в надежде ускорить призыв Саргераса, сам волшебник преследовал цель помешать ему, хотя получалось скорее наоборот. Важно и другое: то что не смотря на это, Иллидан не стал слугой Пылающего Легиона, и не пошел по пути аналогичному историям Кел’Тузада или Гул’дана. Очень редко бывает, что жажда силы и магии у заклинателя не превращает его в раба этих сил. Иллидан все равно хотел остановить демонов. Правда, с присущим ему желанием получить лавры и, конечно, магию. Это желание заполучить больше магии и способность добиться её, в свою очередь, стали причиной уважения наг и многих эльфов крови к Иллидану. Для некоторых охотников на демонов из эльфов крови, Иллидан служит примером для подражания не из-за жертвенной истории, а благодаря его готовности пойти на любые меры ради получения силы и гибкости ума в вопросах её добычи. В конце концов, такова была одна из ключевых особенностей новорожденной расы эльфов крови - магический голод, который невозможно излечить. Но Предатель научил детей крови его утолять, за что ему были благодарны многие эльфы принца Келя.

Ярость бури на свободе

За создание нового Источника Вечности Иллидан был навечно заключен в темницу. И только спустя десять тысяч лет он был освобожден Тирандой, которая надеялась заручиться его поддержкой в войне с Пылающим Легионом. Долгие десять тысячелетий в четырех стенах темницы способны подточить рассудок любого.

- Ты безумен!
- Долгая изоляция может повлиять так на рассудок. А сейчас после долгих веков, что ты держала меня скованным цепями в темноте, мне будет вполне уместно похоронить тебя.
- фрагмент диалога Майев и Иллидана

Лишь Малфурион изредка навещал брата, но эти посещения никогда не заканчивались хорошо. Иллидан считал, что созданием нового Источника Вечности спасет мир и заслужит уважение своего народа, но вышло наоборот - его возненавидели и наказали за содеянное. Увы, и здесь у истории есть не одно прочтение. Вечное заключение - штука безусловно жестокая и даже по-своему циничная, в видении Иллидана уж точно. Но Азерот чуть не сгинул в пламени, и ночные эльфы не видели другого решения проблемы. Ведь Иллидан сам очень яро и пылко защищал свою позицию и оставался непреклонным в своей уверенности в том, что поступил верно. Всё чудом обошлось без жертв. Возможно, если бы Иллидан вел себя спокойнее тогда, испытал чувство раскаяния за содеянные поступки и попытался как-то сгладить ситуацию, всё сложилось бы иначе. Но он оставался непреклонным даже в заключении, где он мог бы попытаться раскаяться перед Малфурионом. Но что сделано, то сделано. Нам неведомо, как сложилась бы судьба со всеми этими “если.” Здесь можно прекрасно понять и Иллидана, и его брата. После этого охотник на демонов уже не выказывал желания получить признания и славы среди сородичей: какое ему было дело до тех, кто бросил его гнить на вечность в клетке? Он ожесточился и согласился помочь Тиранде не ради будущего своего народа, а чтобы отблагодарить её за веру в него и спасение из заключения. И чтобы остановить конец света. Но жажда магической силы у Ярости Бури никуда не делась и оставалась для него компасом.

“Я понимаю, брат. Власть над этим миром никогда не была моей целью… только сила… только магия...”

Не смотря на гамму неприятных чувств, испытываемых к брату, охотник на демонов хотел наконец доказать ему, что он сам хозяин своей судьбы, а не раб Скверны. Но он не смог побороть искушение забрать силу Черепа Гул’дана. Иллидан мог уничтожить артефакт, но решил поглотить его силу, чтобы стать еще сильнее и разорвать на куски даже сильнейших прихвостней Архимонда. Будущая победа над Легионом и жажда силы опьянили его, да и побочные эффекты превращения его не волновали. Он не собирался возвращаться в обществе калдорай, в котором его, вероятно, никто и не ждет. Да и внешний вид с повязкой поверх пустых глазниц и демоническими татуировками по всему телу уже сделали его внешность специфическими.

“Я свободен после десяти тысяч лет тюрьмы, но мой собственный брат все равно считает меня злодеем! Я покажу ему свою истинную силу! Я покажу ему, что демоны не властны надо мной!”

illidan-stormrage3-full.jpg

Но поражение Тикондрия и уничтожение артефакта, осквернявшего священные леса калдорай, не возымели должного эффекта на Малфуриона. Иллидан стал демоном, и это привело верховного друида в ужас. Он не мог поверить, что охотник пойдет на такое ради победы. За свой очередной проступок Предатель был навеки изгнан из земель ночных эльфов. Отныне его ничего не держало на родине, поэтому и причин отказывать Кил’джедену в помощи у Иллидана не было. В конце концов, от смерти Короля-лича никому хуже не будет. Поглотив силу реликвии демонов, Ярость Бури сам стал полудемоном. Возможно, его безумие началось уже тогда. Хотя семена его были посеяны еще в тот день, когда юный Иллидан проникся силой тайной магии.
Избежать развращения будучи демоном - это нечто доселе неслыханное. Кто знает, возможно, оно развивалось медленно, а может быть и вообще избежало охотника стороной? Неизвестно, ведь его случай уникален. Одно можно сказать точно, даже после трансформации он сохранил большую часть своей прежней личности. И хотя его деяния после становления демоном позволяют сказать, что он уподобился злу и жестокости демонов, охотник всё же сохранил хотя бы часть своего благородства. И такой контраст жажды силы и великих амбиций с чувством чести и благородства превратили Иллидана в еще более опасного и непредсказуемого противника.
Действительно, став демоном, Ярость Бури заключил союз с нагами леди Вайш и позволил им перебить всех ночных эльфов в портовом городке Нендис. И он с большим наслаждением ставил палки в колеса своей бывшей тюремщице, Майев. Жизни сородичей его уже не волновали, а к Стражницам и лично Майев он испытывал ненависть после стольких лет, проведенных в их клетке. К убийству Стражниц он относился с долей удовольствия и иронии. Точно также как первые проявления безрассудства и жажды силы охотника на демонов прослеживались еще в Войну Древних, в событиях, следовавших битве за Хиджал, уже можно разглядеть ужасы, которые тогда еще только ждали Запределье в эру его правления Иллиданом. Но всё же он сохранил свою человечность. Он навлек на себя гнев Искусителя, не только провалив миссию по уничтожению Короля-лича, но и решив потратить драгоценное время не на свое задание (или побег от гнева Кил’джедена), а чтобы спасти Тиранду, а позже и вовсе расстался с единственными дорогими родичами на дружеской ноте.

“У нас было много конфликтов, брат мой. Годами я испытывал к тебе только ненависть. Но лично я хочу положить этому конец. С этого дня, да наступит мир между нами.”

Предатель решил скрыться от гнева Кил’джедена в Запределье, которое в ходе ожесточенного конфликта было покорено его армией. В этом походе он заручился поддержкой лидера Сломленных Акамы и принца син’дорай Кель’таса. Отношение Иллидана к Келю и Вайш даже в чем-то походило на дружеское, хотя чем дальше, тем более жестокосердным становился охотник на демонов. Разношерстная кампания изгоев и отшельников смогла победить даже могущественного Магтеридона. Так и зародились Иллидари. Изначально это была группа союзников Иллидана, согласившаяся помочь ему уничтожить Нер’зула. А позже пополнившаяся теми, кто сражался против соратников уже самого Кил’джедена, а после победы над ними, и даже его бывшими слугами.

SetRatioSize10243000-Whiplash-by-Phroilan-Gardner.jpg

Но повелитель демонов Кил’джеден нашел этих скитальцев на руинах Запределья и дал Иллидану последний шанс послужить Легиону. Единственным другим вариантом было тут же навлечь на себя ярость великого демона. Поэтому Иллидан отправился на бой с Нер’зулом. План с Оком Саргераса провалился, так что оставалось только подойти к вопросу по старинке. Но воины Иллидана не смогли одолеть армию оживших мертвецов, хотя у Иллидана еще был шанс со всем покончить - убить Артаса. Но он не справился. В Артасе Ярость Бури видел кого-то вроде соперника с чем-то схожей судьбой, не смотря на пропасть в целях и даже морали, что лежит между ними. В их схватке в лесах Калимдора они оба поняли, что были равными соперниками. С тех пор Иллидан стал только сильнее, но вот в чем дело - Король-лич вложил все оставшиеся силы в своего чемпиона, а с ними он уже был сильнее охотника на демонов. Рыцарь смерти оставил Иллидана умирать, нанеся ему глубокую рану Ледяной Скорбью. Казалось, Артаса уже и не волновало, выживет ли охотник. Ведь он победил, а на вершине Ледяного Трона его ждал приз.

Arthas_vs_Illidan.jpg
оф. концепт-арт от Graven Tung

Кель и Вайш успели забрать раненого Иллидана с собой и сбежать из Нордскола обратно в Запределье. Но с тех пор Иллидан стал каким-то другим…
Возможно, над ним начала довлеть его новая демоническая сущность, кто знает. Но факт в том, что его жестокость стала проявляться чаще, а в Иллидари всё чаще исполняли свой долг не из уважения и чувства благодарности к первому охотнику на демонов, а из страха навлечь на себя его гнев. И сами Иллидари обратились новым бичом невинных мирян расколотого Дренора. Но точно известна другая причина, которая стоит за разгоревшимся пламенем безумия и злобы Предателя.
Незадолго до начала Второй Войны Зыбучих Песков из Изумрудного Сна явились четыре могучих зеленых дракона, когда-то бывшие самыми доверенными лейтенантами Изеры. Но они и их свита стали жертвами Кошмара и сами стали известны как четверка Драконов Кошмара. У одного из них при себе было послание, затуманенное силой Кошмара. Оно было доставлено хранителю рощи Ремулу, и тогда ему явилась проекция Малфуриона. Среди всего прочего, Малфурион тогда раскрыл и перемены, которые произошли с Иллиданом.

- Тебя не было слишком долго, Малфурион. Мир между детьми Азерота можно назвать, в лучшем случае, очень хрупким. Что с моим отцом? С твоим братом? У тебя есть какие-нибудь новости?
- Кенарий сражается на моей стороне. Иллидан восседает на своем троне в Запределье, погруженный в мрачные думы. Я боюсь, что проигрыш Артасу сломил его. Безумие приняло его в свои объятия, Ремул. В своем разуме он повторяет одни и те же события тысячи раз день за днем, но в своем разуме, он победитель, а Артас наголову разбит. Он зашел слишком далеко, старый друг. Я боюсь, что скоро наступит время, когда наши узы подвергнутся испытанию на прочность, и что всё пройдет не так как у Источника в Зин-Азшари.
- фрагмент диалога Ремула и Малфуриона

И как показала битва героев с членами Кровавой Печати, Малфурион знал, о чем говорил. Уверенный в победе своих элитных воинов, Иллидан лично наблюдал за их схваткой и призывал их подкрепления. А после поражения своих слуг он подтвердил опасения Малфуриона.

“Значит вы победили Кровавую Печать. Теперь вы собираетесь покончить с моим владычеством? Даже Артас не смог победить меня, но всё же вы осмеливаетесь помыслить о подобном? Тогда я говорю вам - приходите! Приходите! Черный Храм ждет...”

Вот и причина перемен в Иллидане. Со временем, его состояние становилось только хуже: его начала преследовать паранойя, а Иллидари вступили в конфликт практически со всеми более-менее дружелюбными жителями Запределья. Хотя учитывая историю Акамы и Кель’таса, это было не лишено смысла, пусть Предатель и сам настроил против себя вождя Пеплоустов.
На Иллидана мог также повлиять сам череп Гул’дана: поглотив силу черепа, охотник на демонов получил все воспоминания чернокнижника. И погруженный в мрачные думы на вершине Черного Храма, он часто подолгу смотрел на череп Гул’дана. Будто бы он слушал его. После Второй Войны Нер’зул собрал несколько других могущественных артефактов, включая череп своего бывшего ученика, чтобы открыть порталы в новые миры.

Illidan_skull.jpg

Еще тогда, задолго до того, как он попал в лапы демонов, этот череп обладал большой силой. В нем оставался фрагмент души самого Гул’дана, который позволил мертвому орку общаться с Нер’зулом и искушать его обещаниями силы. Было ли дело в диалогах с черепом или в самой его скверне, но под влиянием черепа Гул’дана вождь Призрачной Луны извратился, став жестоким и беспокоящимся только о себе и своей жажде силы фанатиком. И кто знает, осталась ли эта частичка души могущественного чернокнижника в черепе, когда он достался Иллидану. И не могли ли хоть немного на его мировоззрение повлиять воспоминания старого орка.

И у врагов, и у союзников Предателя было достаточно причин считать его обезумевшим. Ведь в итоге, он сам стал подобен демонам, которых так ненавидел.

“Я все еще уважаю Иллидана. Без него я не нашел бы своего пути. Но он уже не тот, кем был. Его душу снедает жажда власти, его разум помрачился от поражения. Он стал тем, что я поклялся уничтожить. Его прихвостни, иллидари, такая же мерзость, как и демоны Пылающего Легиона.” - Алтруис Страдалец

Но всё это не повод недооценивать Предателя. Он оставался опасным и могущественным заклинателем, да и как позже выяснялось отнюдь не настолько выжившим из ума, как казалось историкам и даже свидетелям кампании в Запределье еще многие годы спустя его смерти. Но об этом мы вспомним позже.

Иллидари

artwork-illidan-full.jpg

Теперь можно взглянуть и на самих последователей Иллидана. Иллидари - разношерстная организация изгоев с двух планет и Круговерти Пустоты, в истории которой до сих пор много тайн и белых пятен. Неизвестно даже когда слуги Предателя назвали так свою фракцию, также до сих пор существуют споры о том, относится ли название “Иллидари” к объединению всех сторонников Иллидана или только титулованной этим названием элите фракции.
И эта завеса тайны неудивительна. В своих переписках слуги Предателя часто использовали шифры и вообще старались относиться к передаче информации очень внимательно, часто меняя дислокацию важных для себя артефактов и данных. Но дело не только в этом, многие ключевые детали их планов и мотивы определенных наступательных операций до сих пор остаются открытой темой для обсуждения. Более того, в самые глубокие тайны планов Иллидана не был посвящен никто даже из его самых доверенных приближенных. Поэтому стороннему наблюдателю оставалось только гадать, что же сплотило вместе демонов, сатиров, наг, эльфов крови, Сломленных и отщепенцев из других рас. А ведь, казалось бы, сам факт их совместной работы не должен был стать откровением для экспедиций Орды и Альянса. Но совместная работа орков Скверны из клана Костеглодов и эльфов крови лагеря Огнекрылых застали врасплох агентов Орды и Альянса.

“Надписи на планах слишком красивые и четкие, чтобы принадлежать перу орка Скверны. Вы не можете разобрать текста, но и без этого понятно, что орки получают указания от эльфов крови из Лагеря Огнекрылов. Но зачем бы им работать сообща?” - реакция персонажа игрока на нахождение планов орков Скверны

Эти гнусные орки Скверны и впрямь что-то затевали, хотя я бы в жизни не подумал, что они скооперируются с эльфами крови.”
“Если бы вы не принесли мне эту карту, я бы подумал, что вы выжили из ума, однако вот она, тут!”
-  реакция Рокага и Бертельма на письмо

Аналогичный пример неосведомленности героев об Иллидари произошел в Цитадели Адского Пламени. На её бастионы  в качестве посланника Иллиданом был отправлен демон из рода стражей жути, Омор Неодолимый. Этот демон - ученик псаря Хаккара, унаследовавший гончих Скверны своего учителя после его поражения в Войну Древних. Только вот разведчики Орды и Альянса ошибочно приняли Омора за агента Пылающего Легиона и решили, что Орда Скверны ведет с демонами какие-то переговоры.

WoWScrnShot_030316_165337.jpg

“Один из наших разведчиков вернулся с неприятными известиями. Он заметил могучего агента Пылающего Легиона на укреплениях! Убей этого демона прежде, чем он успеет передать сведения о наших действиях тем, кому он подчиняется.” - каменный страж Сток’тон

Глобальная цель и философия

Войска Иллидана были разбиты у Ледяной Короны, и им пришлось бежать назад в Запределье. Но они не были в безопасности: Предатель прекрасно понимал, что Кил’джеден не забыл о его провале и готовил план мести. Тем более, учитывая тот факт, что Иллидари вырвали Запределье из рук Пылаюшего Легиона. Конечно, Иллидан не испытывал теплых чувств к Легиону и знал, что рано или поздно ему придется снова воевать с армиями демонов. Но такой ход событий явно не шел ему на пользу. Чтобы выжить, Предателю нужно было собрать столько сил на руинах расколотого мира, сколько возможно. Также необходимо было убедиться в том, что закрытые им порталы, ведущие в другие миры, уже никто не откроет. Иллидари была нужна эта изоляция, чтобы избежать вторжения демонов, а также успеть набраться сил.
Но у судьбы были другие планы. Смертные жители Азерота совсем недавно пережили два жестоких и кровавых конфликта: Вторую Войну Зыбучих Песков и осаду Калимдора и Восточных Королевств некрополями Плети, закончившуюся триумфальной контратакой на Наксрамас с победой над Кел’Тузадом. Тем временем, разбитые в Третью Войну демоны продолжали искать способ возобновить вторжение и привести подкрепление в Азерот. Среди таких демонов был и владыка Каззак, который укрылся со своими прислужниками в Выжженных землях. Могучий полководец долго терроризировал смертных в этом регионе, пока ему не явилась реликвия прошлого, которая обрекла мирян Азерота на новую войну сразу же после окончания предыдущего конфликта. Реликвия прошлого, вновь показавшаяся миру и сияющая обновленной энергией - до сих пор никто не знает, что это за артефакт. Но с его помощью Каззак смог наконец-то исполнить свой замысел - он открыл запечатанный Темный Портал и ступил в новый мир. Уже находясь в Запределье, он направил демонов в Азерот под командованием своего лейтенанта, Круула. Началась затяжная схватка у самого Портала, сопровождавшаяся многочисленными атаками демонов на столицы рас Альянса и Орды. Круул не только вел эти атаки, но и искал осколки Глефы Аспектов - могущественного артефакта, преисполненного силами драконов, созданного в Войну Древних, уничтоженного в Третью Войну. В итоге, Глефа была воссоздана. Но объединенными усилиями Альянса, Орды и Серебряного Рассвета демонов удалось остановить, и уже смертные начали наступление на Ступени Судьбы. Судьба Глефы Аспектов остается загадкой.

44815-2539698-US_packaging.jpg

И вот Темный Портал был открыт. Перед Иллиданом появилась угроза не только Пылающего Легиона, но и смертных рас, пришедших из Азерота. Их, конечно же, больше привлек союз с жертвами деспотии Иллидана, нежели с его союзниками вроде Орды Скверны, которые еще и изначально были настроены враждебно к гостям с другой стороны портала.

“Десять тысяч лет я провёл в заточении… Меня изгнали с моей родины… А теперь вы смеете вторгаться в мой мир!? Вы не готовы… Вы не готовы!”

Иллидари оставалось лишь удвоить усилия и продолжить начатое, пусть и ведя войну на несколько фронтов. Запределье - лишь тень некогда полного жизни и красок мира под названием Дренор, но оно продолжает хранить множеств секретов, которые только и ждут своего открытия. Секретов силы и власти, которые могли помочь Иллидану изменить ход войны. В этом и есть одна из особенностей Иллидари. Зная, что их истинный враг несоизмеримо превышает их в численности и огневой мощи, они искали артефакты и древние заклинания, которые могли бы помочь повернуть ход схватки. Многие из планов Иллидана строились именно с оглядкой на этот фактор.

Одной из целей поисков Предателя были осколки кристалла Ата’мала, чья история началась еще на Аргусе. Для дренеев это священные реликвии, которые много раз спасали жизни их народа и стали важной частью их культурного наследия. Считается, что эти кристаллы - дар наару. Но эти реликвии обладают огромной скрытой силой, которую жаждали заполучить как слуги Иллидана, так и демоны Легиона. Иллидари смогли заполучить лишь один кристалл - Сердце Ярости. Акама описал его силу как нечто настолько могущественное, что с ним он и сам бы смог стать владыкой Запределья. Хотя изначальными свойствами камня были всего лишь увеличение агрессии и силы его обладателя. Дренеи же просто инкрустировали им Медальон Карабора, позволявший высокопоставленным жрецам их народа телепортироваться в Храм Карабора. В итоге, медальон был восстановлен и отдан искателю приключений, сыгравшему ключевую роль в возвращении этой реликвии. Еще один кристалл демоны Иллидана пытались найти в руинах дренейского города Ша’наар. Там они приказали своим рабам-Сломленным раскопать кристалл. Предположительно, реликвия была найдена и сохранена дренеями Храма Телхамата.

Blessed_Medallion_of_Karabor.jpg
оф. арт для WoW TCG от Warren Mahy

Еще одним опасным оружием в руках Иллидана был Код Проклятия, невероятно опасное заклинание неизвестного происхождения, принесшее разрушения и на Дреноре, и в Азероте. Именно им воспользовался Гул’дан, чтобы подчинить и осквернить дренорского Повелителя Огня, Цируха. Затем он использовал его, чтобы заглушить Стихии Дренора и не позволить оркам вновь услышать их голоса. А на месте прочтения этого заклинания поднялся вулкан, прозванный Рукой Гул’дана. Явление этого вулкана окончательно осквернило некогда прекрасную Долину Призрачной Луны, превратив её в пустошь Скверны.

“Узрите абсолютную силу нашего темного господина! С его даром я разрушу эту землю до основания и отстрою её заново!” - Гул’дан

region-shadowmoon-valley-full.jpg

Гул’дан оставил Код в Караборе, где его и нашел Иллидан. Он был впечатлен силой заклинания, но также и опасался её. Поэтому пусть и не исключая необходимости самому воспользоваться им в будущем, он разделил код на три части и отдал их своим доверенным лейтенантам, которые втайне постоянно перемещали фрагменты кода по Долине Призрачной Луны. Всё ради того, чтобы Код не достался врагу. Но Оронок Горемычный вместе со своими сыновьями и одним умелым искателем приключений смогли не только забрать все части кода, но и призвать Цируха. Одолев его, они покончили с пагубным влиянием кода на Стихии. Но это был еще не конец. Принцу Кель’тасу тоже были известны слова этого ужасного заклинания. Скорее всего, именно с их помощью в Азерот и был призван Кил’джеден. И кто знает, может Рагнароса тоже призвали этим заклинанием? Свою роль код сыграл в истории альтернативного Дренора, но это уже история для другого раза.

“Сколько раз за историю обоих миров было использовано это заклятие? Его разрушающая сила, несомненно, не имеет себе равных.” - Оронок Горемычный

“Код Проклятия – очень мощное заклинание. Оно стало причиной многих трагедий в истории наших миров. Да, оно известно не только на Дреноре…” - Кадгар

И не будем забывать про три фиала с водой из Источника Вечности, которые остались у последователей Иллидана. Их потенциальная мощь тоже воистину колоссальна, но на них мы заострим внимание позже.

Планы отдельных подгрупп Иллидари мы рассмотрим ниже, но достаточно сказать, что задачей каждой из них был контроль над регионом их местоположения и охрана всех уже захваченных территорий.

Цель в Азероте

В вопросе о планах на Азерот это фракция злодеев стоит особняком от остальных. Благо мир на другой стороне портала им не интересен. Уж слишком они заняты в Запределье, чтобы обращать свой взор на Азерот. Да и как говорил сам Иллидан, власть над этим миром его никогда не прельщала. Хотя, конечно, воссоединение с родичами, оставшимися в Луносвете, могло волновать многих эльфов крови из Иллидари. Да и кое-кто из наг вполне мог думать о возвращении в родные моря Азерота и мести тамошним сухопутным, в которой просто из жажды насилия поучаствовали бы демоны и орки Иллидана. Но об этом мы вспомним позже.

Последствия для простых мирян и отношение к ним

Оказавшись на другой стороне Темного Портала, путешественники из Азерота стали свидетелями ужасного состояния, в котором находился расколотый Дренор. И дело было не только в том, что сам мир был расколот и переполнен ужасными тварями, в то время как даже вода обратилась на нем в один из самых дорогих и драгоценных ресурсов. И даже не в Легионе, который встретил пилигримов и воинов из другого мира на Ступенях Судьбы. Во многом, причиной всего этого были как раз Иллидари. На своем пути искатели приключений встречали множество невинных и обделенных жителей Запределья, которых обращали в рабство или угрожали убить последователи Иллидана. В этом и состоит одна из причин того, почему Альянс и Орда пошли войной на Иллидари. Им регулярно встречались жертвы тирании Иллидана, которые были незаслуженно биты и унижены его слугами. И эти жертвы также были готовы помочь искателям приключений в их походе не только против Иллидари, но и других сил зла Запределья.

WoWScrnShot_030316_161446.jpg

Одним из первых противников героев стала Орда Скверны, которая терроризировала местных дренеев и маг’харов. Последних они вообще похищали и насильно превращали в орков Скверны. Кроме этого, орки Скверны сразу же начали наступление на силы Орды Тралла, которую объявили ложной Ордой. А Альянс увидел, как орки Скверны продолжают осаждать Сынов Лотара, которые были уже больше двадцати лет заперты на этой разрушенной планете. Всё это уже можно было назвать одной большой точкой невозврата, которая была поставлена еще на Полуострове Адского Пламени. Там же демоны Иллидана заставляли взятых в рабство Сломленных раскапывать один из кристаллов Ата’мала, а эльфы Келя экспериментировали над обезумевшими кристаллическими колоссами.

WoWScrnShot_030316_173138.jpg

Но про Келя будет разговор отдельный, поскольку его истинные мотивы и предательство всё усложняют. Тем не менее, до определенного момента о его сговоре с Легионом известно не было, а значит все грешки его эльфов крови можно было бросить в общую копилку Иллидари. И как говорится, дальше - больше. В Зангартопи наги начали высасывать всю воду болот в свой подземный резервуар, обрекая таким образом на смерть жизнь на поверхности болот. Это вылилось в их конфликт с Кенарийской экспедицией. Здесь же наги держали в рабстве еще два племени Сломленных.
Чем дальше шел путь героев, тем больше было свидетельств зверств Иллидана. Даже выводку нейтральных драконов Пустоты в Призрачной Луне не удалось избежать участи рабов орков Скверны.
Так что для жителей Запределья всё было просто: тирания Магтеридона сменилась тиранией Предателя. Для самого Иллидана же всё было сложнее. Его союзникам не чужда любовь к насилию и жестокость. А страдание местных и их жертвы для него были малой ценой, уплаченной за достижение его собственных планов. Если иначе их всех все равно убьет Легион, то лучше уж пусть эти смертные умрут с пользой, помогая делу войны с демонами будучи рабами или пушечным мясом - так это видел себе Иллидан. К тому моменту, как открылся Темный Портал уже было поздно что-то изменить. Зверства уже были совершены. Впечатление о его фракции смертные уже сделали. Орда Скверны была готова рвать настоящую Орду и Альянс на части, а свой выбор союзников Иллидан уже сделал. Не стоит забывать и об атаке на Шаттрат, за которой стоял Кель. Естественно, убежище для всех угнетенных в Запределье Иллидари восприняли как вероятную угрозу своему игу. А ведь этот город - прибежище для всех, кто идет путем мира и противится тиранам. Так что получив врагов еще и в лице наару, Иллидан еще прочнее укрепил свой образ злодея. Не то чтобы у сущностей Света не было достаточно доказательств этому в сломанных Предателем судьбах беженцев войны. Всё только усугубилось с уходом эльфов Ворен’таля под знамена Шаттрата. Но об этом и другой неожиданной стороне конфликта с Шаттратом позже.

Отношение к другим врагам Азерота

WoWScrnShot_030316_192617.jpg

Иллидари не водят дружбы с другими темными фракциями. Напротив, они их враги и придерживаются о них примерно того же мнения, что и герои Азерота. Иллидан не заинтересован в мировом или межпланетном господстве, в отличие от многих других темных могущественных сущностей. Иллидари скорее походят на большую и организованную фракцию наемников и тех, кому больше некуда пойти, которая скорее напоминает мрачную версию Орды или Альянса, чем привычные силы зла. Слугами Предателя не ведут религиозные убеждения или безумие, насланное Древними Богами, поэтому нет ничего удивительного в том, что они разделяют привычные взгляды простых обывателей о других врагах Азерота. Для них они такие же враги мироздания и убийцы, по сравнению с которыми их собственные деяния кажутся детской забавой.
Более того, слуги Иллидана уже успели повоевать с Плетью, пусть и сделано это было по указке Кил’джедена, Предатель также считал эту задачу хорошей идеей. Король-лич был врагом всего живого, убить его - отличная идея, пусть и по приказу демона. Правда, как позже выяснилось, у этой проблемы есть свои подводные камни, но это история для другого раза.

“Значит время пришло. Сегодня Плети придет конец! Ты слышишь меня, Артас? Это конец!”

Про противостояние Иллидари и Легиона мы уже вдоволь поговорили. Противостояние Легиону - главная цель Иллидана. Демоны Кил’джедена их самый страшный противник, от которого они пытаются уйти. А планы по победе над ними - самые тайные грезы лично Иллидана. Противостояние этих двух сторон шло и на просторах Запределья, ведь благодаря Каззаку Пылающий Легион смог снова укрепиться на руинах Дренора, а Совет Теней с Запределья тут же присоединился к своим повелителям. Охотники на демонов совершали вылазки на точки вторжения Легиона, другие слуги Предателя пленили демонов для своих экспериментов. А в недрах Цитадели Адского Пламени продолжал томиться Магтеридон, который пусть и стал просто источником создания новых орков Скверны, совсем не умерил своего пыла и жаждал мести Иллидану.

“Иллидан - самодовольный глупец! Я сокрушу его и верну себе Запределье!” - Магтеридон

doomwalker.jpgМесть Кил’джедена тоже не заставила себя ждать. Демоны начали производство новых гигантских машин смерти в Долине Призрачной Луны, скверноботов. Осознав, что они способны создать нечто еще страшнее, инженеры демонов сосредоточили всю мощь своей кузницы на создании одной сверхмощной машины. Ею стал Судьболом, еще более монструозный и огромный сквернобот, топливом для которого стали души павших дренеев. Кил’джеден приказал отправить эту машину, одно из самых могущественных орудий Легиона, на штурм Черного Храма. Но Судьболом так и не смог пробиться в храм, хоть и упорно крушил его внешние укрепления, и был сражен искателями приключений.




Воинство Предателя

Сатиры, слуги Иллидана

Традиционно считается, что есть всего две силы, главенство которых готовы признать секты этих козлоногих: Пылающий Легион и Ксавий. Сатиры служат демонам почти с религиозным рвением, и они истово ждали возвращения своих пылающих господ после поражения в Войне Древних. На протяжении тысячелетий они лелеяли планы по воссоединению со своими хозяевами. Ксавий, первый сатир, к его фигуре народ сатиров относится с трепетом и уважением, эти демоны всегда готовы откликнуться на зов своего патриарха.
Но группа сатиров также прислуживала Иллидану, они известны как “Слуги Иллидана.” Впервые они были замечены в Калимдоре после того, как Иллидан решил найти корабли для своего путешествия к Расколотым Островам. Тогда Слуги Иллидана и наги напали на портовый город ночных эльфов, Нендис, и вырезали его жителей. Сатиры остались позади, чтобы задержать Майев, также они успели взять в плен множество Стражниц её ордена.

- Ба! Стражи ночных эльфов! Я знал, что вокруг ошивается еще больше народу из вашей компании.
- Ты немедленно освободишь моих воинов.
- Я думаю, нет, женщина. Мастер устал от твоих игр. Эта погоня закончится здесь.
- диалог сатира и Майев Песнь Теней

Сатиры служили Иллидану с удивительным рвением и верностью. Но в итоге, Майев освободила своих сестер и одолела их. Но почему же сатиры встали на сторону Иллидана? Причин может быть несколько. Во-первых, он исполнял волю Кил’джедена, а значит сатиры могли посчитать его союзником демонов. Во-вторых, его называли Предателем ночных эльфов. Он стал демоном, как и они, и был готов убивать своих сородичей - для сатиров тяжело пройти мимо такого предложения. Кого-то из них могла прельстить и возможная награда за службу Предателю. И в качестве спекуляции, это был отличный способ найти новую веху в жизни для козлоногих, которые были менее фанатичны и безумны по сравнению со своими родичами. Служба кому-то не из Легиона могла стать для таких сатиров интересной авантюрой.

WoWScrnShot_030316_192323.jpg

Позже сатиры на службе Иллидана встречались и в Запределье. Их группировка в Запределье зовется племенем Призрачного Копыта. Вероятно, выжившие из той кампании в Калимдоре. Стоит отметить, что они остались верными Иллидану даже тогда, когда Судьболом начал стучаться во врата их цитадели. Может эти сатиры и правда уступали в фанатизме своим родичам-демонопоклонникам, но они оставались такими же жестокими и злыми, как и подавляющее большинство представителей их расы. В основном, они располагались на аванпостах Иллидари в Долине Призрачной Луны и внутри Черного Храма, где они и встретили свой конец. Большая часть этих сатиров носила приставку “Иллидари” в своих титулах, что может означать их высокий ранг в иерархии, если считать Иллидари группировкой высших чинов армии Иллидана. Но среди слуг Иллидана они были не единственными существами, чьи корни восходили к ночными эльфам.

Леди Вайш и наги Иллидана

Одних сатиров для уничтожения Ледяного Трона бы не хватило, поэтому охотник на демонов решил найти себе новых союзников. Для этого он сотворил могущественное заклинание, сила которого дошла до самих океанских глубин. Оно было подобно зову, на который, как ждал Иллидан, ответит могучий союзник. Так и случилось. На зов откликнулась леди Вайш и её наги. Вайш и многие её соратники помнили Иллидана еще с Войны Древних, они уважали его магическую силу и амбициозность еще в те далекие времена.

light.jpg

Новый демонический облик и колдовская сила впечатлили наг еще больше, поэтому они согласились пойти за ним. Но это была не просто авантюра, многие наги испытывали ненависть к сухопутным жителям за то, что они смогли остаться на поверхности, в то время как их род остался на дне океана. Эти наги грезили о мести, и больше других они ненавидели как раз ночных эльфов, избежавших их участи. (согласно RPG была и другая причина, любопытство самой Азшары; - но это только RPG-эксклюзив)

Важно заострить внимание и на леди Вайш лично. Когда она была ночной эльфийкой, вся её жизнь вертелась вокруг королевы Азшары, благо она была её личной служанкой и почти всё время проводила возле самой королевы. Магическая мощь Азшары была колоссальной еще в те времена: никто из генералов Легиона до прибытия Архимонда не был ей ровней в магической силе, даже сам Маннорот. Магическая аура, исходящая от Азшары, была настолько велика, что влияла на всех, кто был рядом с ней, вызывая чувство преданности, обожания и раболепной привязанности к её персоне. Даже стражи Скверны, которые были выставлены в качестве её охраны, со временем, тоже попали под действие этих чар: защита королевы стала для них важнее службы Легиону. Сам Иллидан тоже с трудом смог защититься от этой ауры.

Вайш же была одной из многих придворных при дворце Зин-Азшари. Конечно, при дворе были лорды влиятельнее и могущественнее её: Вайш была лишь служанкой. Но вот что интересно, её саму это более чем устраивало. Вайш была одержима своей королевой и это чувство засело в ней очень глубоко, оно уже не было простым магическим наваждением. И она была счастлива, ведь объект её обожания всегда был лишь в шаге от неё. Стоит понимать, что Вайш хоть и была служанкой, но выполняла скорее роль спутницы, которая просто везде сопровождала Азшару. Королеву устраивала компания этой служанки, благо та уже была знакома со всеми особенностями характера повелительницы эльфов. Как и Азшара, она ждала пришествия Пылающего Легиона и верила, что он очистит мир от всей скверны и переделает его заново. Также она разделяла веру своей королевы в то, что пылающий бог Саргерас сделает Азшару своей супругой. И поэтому такой статус служанки даже нельзя назвать низким, учитывая такую близость к самой Азшаре.

Всё это особенно интересно, учитывая тот факт, что мать леди Вайш, Лестария Вайш, была матроной город Вайш’ир и глубоко почитаемым правителем. Но не смотря на это, юная Высокорожденная уехала в Зин-Азшари. Однажды Азшара предложила Тиранде Шелест Ветра стать одной из её служанок, при этом Тиранда, уже известная как боец сопротивления Легиону, тогда была её пленницей. Для Азшары это было лишь забавой и минутной прихотью. Но это предложение все равно вызвало пылающую ревность в сердце Вайш. Настолько сильную, что даже после искреннего отказа Тиранды принять это предложение, благо Тиранда была верной жрицей Элуны и противником Азшары, леди Вайш продолжала ненавидеть жрицу и даже пыталась её убить.

WoWScrnShot_030216_144619.jpg

Но к чему этот экскурс в прошлое матроны наг? Важен контраст характера той молодой служанки с могущественной матроной наг, которая ответила на зов Иллидана. Эта леди Вайш была взвешенной и сдержанной особой с куда более спокойным характером и даже определенным чувством юмора. Она ни разу не упоминала имя своей королевы и выглядела совсем другой… нагой. Вообще её трансформация произошла удачно: она не только сохранила эльфийские черты лица, но и стала одной из могущественных жриц приливов. Более того, её личность и память остались нетронутыми, и она стала одной из относительно немногих бессмертных наг. И от этого перемена её характера становится еще удивительнее. В то время как остальные наги почитают Азшару подобно богу, Вайш практически не упоминала её во время странствий с Иллиданом, и это же касается наг из её свиты. Кто знает, может Вайш поняла всю глубину глупости своей привязанности к Азшаре, что и вызвало все эти перемены? Может поэтому она пошла за Иллиданом на встречу приключениям и опасностям? Возможно, именно это имела в виду леди Наз’жар, верная слуга Азшары, когда проплывала мимо статуи Лестарии Вайш?

“Леди Вайш совсем не похожа на свою мать. Совсем неудивительно, что она покинула этот город так давно.” - леди Наз’жар

Но это только спекуляции. И не будем забывать о боевом кличе мирмидонов леди Вайш времен похода в Запределье и гонки за Ледяной Трон: “Во имя Азшары!” Как бы там ни было, наги и лично Вайш стали верными и могущественными союзниками Предателя. Колдовская мощь самой Вайш была тоже очень велика. Казалось, что её власть над молниями, приливами и тайной магией не уступали таланту в магии самого принца Кель’таса. Сама Вайш, подобно другим своим соплеменникам, презирала народ калдорай и желала, чтобы змеелюды заняли достойное место в мире на поверхности, но при этом матрона наг испытывала симпатию к эльфам крови и их борьбе за жизнь и магию. Они ведь потомки Высокорожденных и тоже испытывают на себе тяжесть магического голода. Именно благодаря Вайш син’дорай вступили в ряды войска Ярости Бури. В свете предательства Кель’таса и всего того мрака, что окружил Иллидари, очень важно отметить, что наги остались верны Иллидану, как и пообещала ему леди Вайш.

“Леди Вайш скрутила свой змеиный хвост под собой и вытянулась во весь рост: “Наги в твоем распоряжении, лорд Иллидан. Куда пойдешь ты, мы отправимся следом.”” - из превью грядущего романа “Иллидан” от Уильяма Кинга

Охотник на демонов даже доверил жрице приливов один из трех оставшихся фиалов с водой Источника Вечности. А, по-моему, это уже говорит об определенном доверии.

WoWScrnShot_030316_180054.jpg

И рассмотрим самих “наг Иллидана” - так себя эта группировка, в общем, и называет. В неё входит пять племен, каждое из которых подчиняется леди Вайш: Кровавая Чешуя и Темный Гребень контролировали озера на западе и востоке Зангартопи соответственно; Зловещий Плавник в Нижетопи Резервуара Кривого Клыка занимался приручением местной опасной фауны; Кривой Клык в честь которого и был назван резервуар обеспечивал защиту и работу всех остальных регионов резервуара; Змеиные Кольца находились в единственном водном резервуаре Долины Призрачной Луны, а их основной базой были стоки самого Черного Храма.

Наги были мощной ударной силой армии Иллидана. Драконоподобные мужчины наг очень сильны физически и способны даже орков Скверны придушить своими хвостами, а женщины-наги владеют смертоносной магией. Также не стоит недооценивать и их уникальное преимущество в родной среде. По словам очевидцев, наги Вайш были еще более жестокими и опасными чем те, что до этого успели повстречаться в Азероте. Кстати, именно наги Иллидана первыми рискнули показаться на поверхности: до этого жители суши считали, что королева Азшара и её прихлебатели сгинули во время Раскола. И только несколько лет спустя на береговых линиях Азерота стали появляться другие племена наг, посланные самой Азшарой испытать на стойкость мир на поверхности.

Вот что еще любопытно. Цивилизация наг просуществовала под водой целых десять тысяч лет. За это время они успели познакомиться и с другими подводными народами вроде мурлоков или макрура. Нельзя сказать, что они жили душа в душу, но некоторые племена наг находились в дружественных отношениях с мурлоками. Как известно, Азшара стала для наг живым богом и объектом поклонения. Но некоторые змеи поклонялись Нептулону, Хозяину Приливов. Этот Повелитель Элементалей обладает обширной властью над океанами Азерота, которые похожи на его собственный План Стихий, Бездонную Пучину, и не имеет ничего против органической водной живности. Так что поклонение ему отнюдь не редкость среди других морских народов. Но Высокорожденные обрели свой облик благодаря Древним Богам, даровавшим им спасение во время Раскола. Они предупредили Азшару о том, что настанет час, когда ей придется заплатить за спасение. И подобно тому как во время Катаклизма черные драконы отринули свои планы по мировому господству и подчинились воле Древних Богов, нечто похожее случилось и с нагами. Племена ранее жившие в относительном мире с другими подводными народами пошли на них войной, а бывшие почитатели Нептулона начали высекать идолы Азшары и были готовы свергнуть его с престола Бездонной Пучины.

“Наги Кровавого Прибоя и мурлоки Каменистого Озера испокон веков жили бок о бок. У нас всегда были трения и разногласия, мы вообще очень разные, и однако же мы как-то ладили и уживались. А теперь они вдруг ополчились на нас.” - Нептусь

“Нептулон Хозяин Приливов – наш бог. Он был богом и наг Кровавого прибоя, но, похоже, они от него отвернулись. Теперь они поклоняются только Азшаре, своей королеве. Вокруг их поселений стоят её изваяния, вырезанные из морского камня.” - Нептусь

WoWScrnShot_030316_205944.jpg

Но вернемся к нагам Иллидана. Они ушли за охотником на демонов и потерпели поражение до того, как с остальными нагами произошла перемена во время Катаклизма. И кто знает, может сама бытность вдалеке от Древних Богов на другой планете, помогла им избежать этой участи? Неизвестно. Но хотя соратники Вайш почти не упоминали свою королеву всуе, Нептулона они также отвергли, причём сделали это еще до Катаклизма. Ушли в атеизм? Но не все змеи отринули Хозяина Приливов, Скар’тис Еретик остался верен своему божеству, и за это был посажен в клетку. Надо сказать, что сей индивид был очень агрессивным по отношению к Вайш и её воинам.

“Они боятся моих слов. Они выставили меня здесь в качестве назидательного примера. Это глумление над Нептулоном, единственным истинным богом. Возмездие грядет, смертный. Величественная длань Хозяина Приливов однажды пронесется по неверующим также, как коса по новому урожаю.” - Скар’тис Еретик

Еретик был спасен героями, и в награду наложил на них заклинание, позволяющее зайти в центральный узел резервуара, где и была Вайш. Скар’тис и сам готовил план мести матроне, но герои закончили дело раньше него. Но позже Скар’тис снова объявился в Узилище и помог культу Сумеречного Молота призвать Ахуна Повелителя Холода, которого культисты хотели натравить на Рагнароса, чтобы начать новую войну элементалей. Но еретика убили искатели приключений, а властелин холода был изгнан.

Еще один вопрос - это возраст наг Иллидана. Да, известно, что некоторые наги, включая Вайш, бессмертны. Но не все, тем более, огромное количество наг уже родилось змеями от своих родителей. Для таких змей вопросы Войны Древних и Раскола - далекие и незнакомые темы. Но дело в том, что в диалоге с Майев леди Вайш делала акцент на том, что наги когда-то были ночными эльфами. Может все члены её группы были бывшими ночными эльфами, но есть и более логичный вариант - простое обобщение со стороны жрицы приливов.

- Что ты, ведьма наг, можешь знать о нас и нашей справедливости?
- Ну что же, дорогая моя, когда-то мы, наги, были ночными эльфами! Мы были избранными Азшары, Высокорожденными. Мы были изгнаны в глубины жестоких морей, когда Источник Вечности взорвался вокруг нас!
- Невозможно…
- Проклятые, измененные… мы десять тысяч лет ждали возможности вернуть себе полагающееся нам место в этом мире. И теперь, с помощью Лорда Иллидана, мы вернем его!
- фрагмент диалога Майев и Вайш

Но точно известно, что среди наг Иллидана были жители затонувшего города Вайш’ир, родины самой леди Вайш, например, стражи Вайш’ира. Также в этой группировке могли быть и близкие матроне наг сородичи. Например, гидромант Теспия была другом детства Вайш и стала её доверенным лицом в следующие тысячелетия. Поэтому она без сомнения отправилась за ней в странствия.

Наги - водные создания, и поэтому недостаток воды в Запределье для них ощущался особенно остро. Так что неудивительно, что немногочисленные водные резервуары в подконтрольных Иллидари территориях находились под их контролем. Безусловно вода является важнейшим ресурсом и для других существ из плоти и крови, и контролируя её источники, наги стремились контролировать жизнь других обитателей Запределья. По этой причине в глубинах Резервуара Кривого Клыка слуги Вайш начали откачивать воды из Зангартопи с помощью своих механизмов. Аналогичные механизмы в других озерах регионы служили этой же цели. Они хотели собрать всю эту воду для себя в резервуаре Кривого Клыка. На болота же эта деятельность сказывалась наихудшим образом: из-за деятельности змеелюдов они оказалась под угрозой уничтожения. И речь идет не только о флоре и фауне, но и о разумных грибных великанах и спорлингах.

“Вода… это жизнь. Здесь, в Запределье, она стала редким товаром - товаром, который контролируем мы. Мы Высокорожденные, и наконец пришло время занять в мире место, положенное нам по праву.” - леди Вайш

WoWScrnShot_030216_144036.jpg

Также существует теория, согласно которой, резервуар мог служить еще одной цели. У Вайш был один из фиалов воды Источника Вечности. Иллидан мог доверить ей этот фиал для того, чтобы она использовала его для создания нового Источника Вечности в Кривом Клыке. Такой источник энергии, да еще и скрытый от постороннего взора и находящийся под охраной - он мог бы изменить ход войны. Но это только спекуляция. Но вот что известно. Наги вели какие-то последние важные приготовления со своими машинами в Кривом Клыке, когда их осадили штурмом герои. Да и какой-то подозрительного вида вихрь энергии кружится над частью резервуара на поверхности. Звучит таинственно, но ими могли быть и простые работы по отсосу воды из региона. В итоге, к штурмовавшим цитадель наг присоединился герой, которого бронзовые драконы послали за фиалами Источника Вечности, необходимые драконам для распечатывания рифта во времени, образовавшегося в период битвы за Хиджал. Второй фиал он забрал с израненного тела принца Кель’таса, который тоже получил свой флакон от Иллидана.

Наследники Назжатара известны своим умением приручать опасную подводную живность. Выйдя из морской пучины на зов Иллидана, они также прихватили с собой диковинных зверей из океанов Азерота: гигантских драконьих черепах, коатлей и морских драконов. Но наги Вайш не чурались брать в рабство и разумных существ - так они держали в услужении большое количество мур’гулей, более жестоких и опасных мурлоков. В Запределье на момент прихода экспедиций Орды и Альянса у Вайш остался, по крайне мере, один особо устрашающий зверь из Азерота - исполинский кракен, Скрытень из глубин, охранявший воды Змеиного Святилища. Среди азеротской живности меньших размером в этом временном периоде на службе наг были замечены только гигантские кобры ростом со взрослого орка и драконьи черепахи.

WoWScrnShot_030316_155009.jpg

Устроившись в Зангартопи, они нашли новых опасных представителей местной фауны, которых силой заставили служить себе и превратили в орудия войны. Подобно подводным обитателям Азерота, эти существа были загадкой для большинства жителей Дренора, да и раньше встретить их на суше было куда большей редкостью. Дело в том, что территория Зангартопи раньше была морем Зангар, а подобные грибные болота встречались куда реже, и обходились стороной путешественниками. Среди подчиненных ими животных были гидры Запределья, скаты Пустоты и спороскаты, а также исполинские споровые и грибные чудовища. Отдельной строкой стоит выделить грибных великанов, которые не смотря на свой устрашающий внешний вид, всё же являются вполне разумными существами.

WoWScrnShot_030316_161528.jpg

Также наги подчинили себе лангустинов, которые очень напоминают людей-раков Азерота, макрура. Известно, что макрура разумны, но вот с лангустинами дело обстоит сложнее. Не существует задокументированных случаев диалога этих существ с разумными расами, также в Запределье они не были замечены за применением орудий или магии. Но вот в альтернативном Дреноре среди лангустинов достаточно часто встречаются заклинателями, применяющие шаманские способности Стихии воды. Почему такие не встречались в Запределье - загадка. Но вот что известно. Наги покорили сильнейшего из лангустинов, Рокмара, который скрылся от любопытных глаз в сети пещер под болотами Зангартопи, в которых и был отстроен резервуар наг. Там они нашли это бедное существо. Оно разрослось до огромных размеров из-за энергий, расколовших Дренор на части, и хотя Рокмар стал гораздо сильнее и больше, с этой метаморфозой его поразила постоянная агония. Жестокие наги были поражены этим существом и его бесстрашием, подчинив себе его и мирного правителя грибных великанов Зыбуна, они легко подчинили оставшихся существ этой гигантской сети пещер. Оба существа были доведены до помешательства усилиями змеелюдов. И даже друиды согласились с тем, что избавлением для них могла стать только смерть. Лангустинов использовали самыми ужасными способами: им даже заживо скармливали рабов-Сломленных, отказывавшихся подчиняться.

WoWScrnShot_030316_161428.jpg

Механизмы Змеиного Святилища и других насосных станций наг очень сложные и связаны с магическим искусством. Чтобы поддерживать их в должном состоянии, они наняли команду беспринципных лепрогномов под управлением анжинера Паропуска. Он стал одной из многих жертв радиационной катастрофы Гномрегана. Ему повезло покинуть город и сохранить свой интеллект, но он лишился всякого сострадания и этики. Так этот лепрогном начал свое странствие по Азероту, продавая свои знания любому, кто был готов заплатить. Последними его заказчиками стали наги. Злобный анжинер был убит героями вместе с другими защитниками Парового подземелья.

WoWScrnShot_030316_162304.jpg

Наги Иллидана часто работали сообща со Сломленными. Одни сражались по своей воле, другие были взяты в рабство. И если к эльфам крови наги относились скорее с уважением, то со Сломленными они обращались очень жестоко и бессердечно. Множество племен их народа стали рабами в гигантском резервуаре наг, вынужденные работать над его механизмами и защищать его ценой собственной жизни.

WoWScrnShot_030316_155342.jpg

Возможно, самым загадочным союзником наг был Морогрим Волноступ, морской великан. Дело в том, что наги ужасно не ладят с этими гигантами и часто вступают с ними в конфликт. Но этот имел собственные покои в Змеином Святилище. Даже цвет кожи у него непривычный - фиолетовый, а не зеленый, как у большей части его сородичей. В его обширном зале также находилось подчиняющееся ему племя мурлоков, Волноступы. Почему этот великан встал на сторону наг и когда попал в Запределье нам неведомо. Кроме того, в его распоряжении каким-то образом оказался жезл наару, наплечник часового из Серебряного Рассвета и меч под названием “Коготь Азшары” - странная коллекция. Даже его предсмертные слова вызывают вопросы: “Великие течения... Агеона...”  И как водится, что такое Агеон также неизвестно.

WoWScrnShot_030316_155444.jpg

Еще одним таинственным слугой Вайш был гигантский элементаль воды, Гидрос Нестабильный. Два пилона поддерживали его в, так сказать, чистом состоянии. Но при выходе за пределы их действия, он окрашивался в зеленый и становился вместилищем отравленной воды. При убийстве героев он говорил: “Они заставили меня сделать это...” Похоже, он был еще одним невольником Вайш. Также он очищал загрязненных элементалей воды святилища. Но почему он сам стал “нестабильным”? Наги хотели очистить его этими пилонами, или сами использовали его для очистки воды? Еще одна загадка. Стоит отметить, что у Вайш было множество элементалей воды, служивших защитниками её комплекса и других лагерей наг. Возможно, ключом к этой армии был как раз Гидрос. Но недооценивать власть наг над Стихией воды, конечно, тоже не стоит.

WoWScrnShot_030316_154445.jpg

И две заключительные тайны этой группировки наг. В глубинах Парового подземелья наги экспериментировали с неизвестной субстанцией, которая увеличивала силу их воинов и лишала их чувства страха. Полководец наг Калитреш был одним из первых вызвавшихся испытать действие темного эликсира. Вообще он был известен любовью к редким снадобьям и микстурам, которые могли бы усилить его и без того впечатляющие способности. Но Калитреш был сражен, а судьба и истоки таинственного эликсира так и остались неизвестными.

Kalithresh_TCG.jpg
оф. арт для WoW TCG от Chippy

И последняя загадка наг Иллидана. Сеть пещер под Зангартопью существует уже очень давно, и наги лишь использовали её для создания Резервуара Кривого Клыка. И важно помнить, что раньше это бескрайнее болото было настоящим морем, морем Зангар. Большая часть построек Резервуара, естественно, была построена силами Иллидари, и в ней узнается архитектура наг. Только вот в глубинах Змеиного Святилища есть образчик и другой, на вид очень старой архитектуры. Это место давно покрыто паутиной и выглядит обветшалыми руинами. Кто же построил это древнее святилище и какой цели оно служило? Неизвестно.

WoWScrnShot_030116_203000.jpg

Наги Вайш отважно бились за Иллидана, но их сокрушила объединенная мощь Кенарийской экспедиции, угнетенных жителей Зангартопи и искателей приключений. Но Вайш была верна Иллидану до самого конца и умерла с его именем на устах: “Владыка Иллидан… я… простите... ”  Но оставался клан Змеиных Колец, продолжавший защищать Черный Храм и его стоки. Но и он пал вместе со своим лидером, верховным полководцем Надж’ентусом, первым известным и самым могущественным из так называемых лордов наг, находящихся в некоем симбиозе с ракообразными на собственных телах. Он вступил в бой с героями, надеясь отомстить за Вайш, но был сражен. Последними его словами было обещание героям того, что Иллидан уничтожит их. Любопытно, что нескольким ведьмам из этого клана удалось уцелеть. И позже они присоединились к… Кель’тасу в его попытке призвать в Азерот Кил’джедена. Также принцу помогало еще одно племя наг, Черноспины. Действительно, до Катаклизма племена и кланы наг вступали в самые странные альянсы.

WoWScrnShot_030316_180158.jpg

Орда Скверны

Когда Магтеридон стал правителем Запределья, огромное количество орков ждала очень жестокая судьба. Демону была нужна армия, и он собирал её из орков, которых его демоны превращали в чудовищ Скверны. Но встречались и те, кто принимал порчу с распростертыми объятиями.

Pride_of_the_Fel_Horde_TCG.jpg
оф. арт для WoW TCG от James Zhang

Эти существа известны как орки Скверны. Когда зеленокожие орки Грома Адского Крика вновь испили крови Маннорота, чтобы пересилить Кенария, они стали так называемыми “орками хаоса.” Их кожа окрасилась в красный, а глаза загорелись демоническим огнем. Но этих орков удалось спасти и вернуть им прежний облик. Что же до орков Скверны, то их процесс превращения куда страшнее - им вливают кровь Магтеридона в их же собственные кровеносные сосуды. И хотя орки Тралла пытались найти лекарство от этого превращения, его пока что так и не появилось. Орки Скверны физически сильнее даже зеленокожих орков - это эффект еще большего погружения в демоничество. Также они очень живучи и даже лишившись сердца способны прожить еще несколько секунд, которые обязательно потратят на то, чтобы убить своего противника. В свое время кровь Маннорота затуманила разум Орды, это повторилось и здесь. Орки Скверны подвержены еще большей жажде насилия и разрушения, чем члены Старой Орды когда-то. Поэтому Орда Скверны яро жаждет убивать и проливать кровь. Но заметнее всего их мутации. Клыки этих орков стали гораздо длиннее, как и уши, из их позвоночников торчат костяные шипы, а глаза горят красным огнем. Любопытно, но некоторые из членов Орды Скверны орки хаоса, а не орки Скверны, хотя таких менее изменившихся орков в этой Орде заметное меньшинство. Они могли по своей воле испить кровь демонов. (большинство таких орков хаоса носят шлемы: они могут быть издержкой игромеханики, вызванной плохой совместимостью шлемов с их моделями)

WoWScrnShot_030316_174646.jpg

Эта Орда стала костяком сил Магтеридона и была собрана из остатков Старой Орды на Дреноре. Магтеридон был самодовольным и ленивым, и под его управлением армия орков стала неорганизованной. Это был один из факторов, позволивших Иллидану одолеть властителя преисподней. Но при новом повелителе Запределья с этой ордой не было покончено, о нет. Орда Скверны влилась в армию Предателя, а Магтеридон был пленен на самом нижнем уровне Цитадели Адского Пламени. Так служившие ему некогда орки стали его тюремщиками. И яростный демон ничего не мог с этим поделать. Кровь Магтеридона и быть может других демонов продолжали использовать для создания новых орков Скверны. Эта Орда Скверны уже под управлением Иллидана продолжила отлавливать маг’харов, чтобы сделать из них чудовищ.

WoWScrnShot_030316_173004.jpg

При Иллидане эти орки стали более организованными, а следовательно и  опасными.
Орда Скверны похожа на другие инкарнации Орды прошлого. Огромное воинство орков Скверны, да еще и тяжело вооруженное - это уже опасно. Но среди них также достаточно чернокнижников, умеющих призывать могучих демонов, специфических темных заклинателей и даже темных, а возможно, и обычных шаманов с жрецами. Так что магия этой Орды - интересная тема для отдельной дискуссии. (орков Скверны-жрецов мы обсуждали в этом выпуске)
Штаб-квартирой Орды Скверны стала Цитадель Адского Пламени, которую когда-то занимала Старая Орда. Огромная и находящаяся прямо посреди Полуострова Адского Пламени она стала идеальным укреплением для орков. Отсюда они вели свои атаки на Орду, Альянс и других своих противников. Они должны были оставаться серьезной силой, держащей под контролем этот регион и готовой ринуться в бой во имя Иллидана. Также они начали восстанавливать старые монструозные осадные машины их Орды-предшественницы и вообще стали её более устрашающей копией.

“Лок’тар Иллидари!” - боевой клич орков Скверны

Также невероятно важно было держать в узде Магтеридона: он был главным источником крови для создания новых орков Скверны и мог бы стать серьезной угрозой, оказавшись на свободе. В Орду Скверны входило множество орков, которые продолжали причислять себя к своим старым кланам. Но нужно учитывать два фактора. Первый - еще со времен Старой Орды орки практически полностью лишились своей клановой идентичности за исключением нескольких кланов, поэтому эти орки представляют из себя просто более кровожадные и ужасающие версии зеленокожих, которые терроризировали мир в первые две великие войны. Они позабыли старые заветы и традиций. Второй фактор - эти ветки кланов стоит разделять от тех, что не входят в Орду Скверны. Представители этих кланов избежавшие хватки Магтеридона и Иллидана, а также орки, что не были заперты в Запределье за Темным Порталом, уже давным давно никак не связаны с остатками кланов в Орде Скверны.

WoWScrnShot_030316_192544.jpg

Перейдем к их перечислению. Клан Кровавой Глазницы был расквартирован в Цитадели Адского Пламени, а также занял руины крепости Зет’Гор на юге полуострова. В своей жестокости эти орки уступают только Изувеченной Длани. В этом клане существовала древняя традиция, согласно которой, вожди клана жертвовали своим глазом ради видения собственной смерти. Как показывает история орка по имени Гриллок из этого клана, в Орде Скверны традиция значительно извратилась.

“Гриллок Пустой Глаз приобрел свою силу, заключив сделку с демонами и продав частицу себя за темную магию. Теперь демоны играют его глазом в преисподней, поджаривая его на медленном огне. Пустой глаз, как напоминание о предательстве, Гриллок скрывает под повязкой, которая хранит свои собственные темные тайны.”  - Зеззак

Клан Костеглодов также был расквартирован в цитадели, но понес большие потери на ранних этапах кампании в Запределье, поэтому отступил в лес Террокар, чтобы восстановить свои силы, где присоединился к эльфам Келя. Вероятно, они не знали о его предательстве. Еще одна группировка этого клана находилась в самом Черном Храме, там её вел гигантский орк-мутант, Гуртогг Кипящая Кровь.

WoWScrnShot_030316_190806.jpg

Их вождем, вероятно, оставался Тагар Хребтолом, который лично патрулировал укрепления орков Скверны на Пути Славы. За его голову никто награду не назначал, так что может он еще и жив. Но всё-таки учитывая его местоположение в самой гуще схватки, сказать об этом наверняка нельзя. Еще будучи зеленокожим орком он был привычным образчиком кровожадности своего клана: он украшал свои доспехи костями врагов, которых поедал. Уже тогда Тагар был безжалостен и жаждал крови, важнее всего в жизни для него был пыл схватки.

WoWScrnShot_032816_150917.jpg

Также обосновавшийся в Цитадели Адского Пламени клан Смеющегося Черепа выступал в роли убийц и мясников Орды Скверны. Клан Изувеченной Длани же стал главным в Орде Скверны, ведь вождем её стал сам Каргат Острорук. Они, конечно же, стали основной силой цитадели.

WoWScrnShot_030316_175410.jpg

Каргат потерял много воинов в ходе конфликта с Альянсом, который произошел после Второй Войны уже на территории Дренора. Вынужденный отступить он твердо решил в будущем отбить Цитадель Адского Пламени. Но при этом неизвестно, когда и при каких обстоятельствах Каргат обратился орком Скверны и стал вождем Орды Скверны - во времена правления Магтеридона или Иллидана. В любом случае, он правил этой Ордой железной рукой и считал, что его Орда - единственная настоящая, в то время как Орда Тралла - жалкая подделка. Также он сохранил свою ненависть к Альянсу. При приближении к своим покоям в цитадели отрядов искателей приключений Каргат напоказ приказывал казнить пленных соратников героев, чтобы ударить по их морали. С таким отношением к этим двум фракциям, конфликт на Полуострове Адского Пламени был неизбежен. Не смотря на это, в Новой Орде продолжают почитать его персону и предпочитают помнить его героем армады орков прошлого, а не чудовищем Скверны. Но всё же Назгрел отмечает, что не стоит забывать и уроки, которым учит его падение во тьму. Еще один интересный факт - Каргат обзавелся второй рукой-клинком, обстоятельства её получения тоже неизвестны. Некоторые другие высокопоставленные члены клана тоже были вооружены парой рук-клинков вместо одной, например, Гарголмар. Может быть, это символ важного статуса в клане в период орков Скверны.

До становления орком Скверны Каргат был достаточно уравновешенным и сдержанным орком, что выделяло его на фоне своих сородичей. Это особенно интересно, учитывая его историю бытности гладиатором огров. Каргат из альтернативной реальности сохранил и приумножил всю страсть к садизму и жестокости, которые были у него и раньше. В итоге, Орда и Альянс сокрушили Орду Скверны на Полуострове Адского Пламени, и Каргату уцелеть в этой схватке тоже не удалось. А затем героями был освобожден и уничтожен Магтеридон. Теперь можно было быть уверенными в том, что с притоком орков Скверны в армии Иллидана покончено.

Особняком от других кланов этой Орды стоял клан Драконьей Пасти. Как и в прошлом, этот клан продолжал делать ставку на драконов. В этот раз их жертвами стали драконы пустоты: которых эти орки насильно брали в рабство и заставляли плодить для себя новое пушечное мясо. Вскоре небеса Черного Храма затмило множество всадников орков верхом на этих таинственных существах. Не считая этих драконов, в распоряжении Орды Скверны из зверей были только привычные гигантские волки. У орков в Черном Храме также были болезненные волки-мутанты, светящиеся странным зеленым чумным сиянием. И они продолжали использовать демонические глаза, ока Килрогга, для наблюдения за своими укреплениями.

WoWScrnShot_030316_180354.jpg

При этом базой клана оставалась их крепость на юге от Черного Храма и парящий в воздухе остров на самом юге регионе. Там орки тренировались в езде на драконах. Но на драконах козыри в рукаве этого клана не ограничивались. Каким-то образом они сами научились превращаться в драконоидов, исполинских ящеров, возвышающихся даже над ограми. Традиционно такое превращение являлось таинством культов драконов Азерота, члены которых в награду за свои труды крылатым змеям обращались в четвероногих драконидов или драконоидов, такая традиция справедлива и для Сумеречного Молота. Однако, Нефариан в ходе своих экспериментов научился создавать для своей армии не только черных драконоидов, но и оставшихся четырех расцветок других стай драконов. Более того, среди его гуманоидных ящеров были даже хроматические - обладающие способностями всех пяти стай Аспектов. Но неизвестно, как орки Скверны клана Зулухеда научились превращению в драконоидов пустоты. Некоторые из драконоидов Иллидари числились членами некоего культа Приверженцев Тени. Неизвестно, что это за культ. Но любопытен тот факт, что эти драконоиды служили не с кланом Драконьей Пасти, а с Призрачной Луной на Террасе Ата’мала.

WoWScrnShot_030316_192424.jpg

Зулухед Измученный - вождь этого клана еще со времен Старой Орды. Его история в Запределье вызывает еще больше вопросов, чем история Каргата. Во-первых, неизвестно, когда и почему этот орк вернулся в Запределье, учитывая то, что даже его приспешник Некрос верил в то, что его вождь остается в Азероте. Некрос, очевидно, ошибся. Зулухед был даровитым и умелым шаманом, более того, ко Второй Войне он остался последним и единственным шаманом на всю Орду. Одна из причин этого была в том, что сам Зулухед презирал магию демонов и не доверял Гул’дану. Это ведет нас ко второму вопросу - почему в Запределье он стал чернокнижником? Это неизвестно, но может дело в том, что Стихии Запределья успели проникнуться к некому недоверием, или сам бывший шаман по какой-то причине стал жертвой развращения. Чернокнижник из него тоже вышел впечатляющий: Зулухед умел вызывать даже властителей преисподней. И самое странное. Зулухед чуть ли не единственный на всю Орду Скверны зеленокожий орк. Это особенно странно, учитывая его бытность чернокнижником. И он тоже владел техникой перевоплощения в драконоида пустоты.

original.png

Зулухед был убит искателями приключений, его войскам и инфраструктуре на острове нанес огромный урон один искатель приключений, который долгое время под иллюзией драконов пустоты, придавшей ему вид орка, саботировал действия клана. Иллидан был разгневан таким поворотом событий и применил страшной силы заклятье на острове. Герою удалось спасти верхом на драконе пустоты, но вот судьба орков остается неизвестной. Стая драконов пустоты наконец-то освободилась. Позже были сокрушены и наездники на драконах из Черного Храма. А еще до смерти Зулухеда часть клана подчинил себе рыцарь смерти Рагнок, который планировал свергнуть Иллидана. Пережившие всё это орки клана, ведомые Мор’гором, вернулись в Азерот, чтобы подчинить себе местную ветвь клана, но были убиты Зелой, Гаррошем и одним искателем приключений.

Стоит отметить, что эти скользкие орки из Крепости Драконьей Пасти пытались вести двойную игру еще будучи слугами Иллидана. Они оставляли часть добытых ресурсов себе, хотя должны были всё отдавать в Черный Храм. Позже они продавали добытое любому дельцу, готовому заплатить побольше. По слухам, они торговали и с черными драконами. Более того, тот самый Мор’гор продал самой Синестре яйца драконов пустоты, предназначенные для Иллидари. В обмен Синестра пообещала предоставить ему черных драконов в качестве ездовых животных для его наездников. Хотя, думаю, не стоит приписывать предательство части Драконьей Пасти всем её членам.

Последним кланом этой Орды был клан Призрачной Луны. Они служили чернокнижниками и другими темными заклинателями в цитадели Каргата, а также в Черном Храме. Именно на них была возложена задача сдерживать в узде Магтеридона. К членам этого клана в бывшем Караборе присоединился сам Терон Кровожад. Его призрак, представившись простым духом клана Призрачной Луны, сумел обмануть одного искателя приключений и его руками обрести прежнее тело. Дело в том, что хотя Кровожада убил Туралион, его дух уцелел.

WoWScrnShot_030316_193258.jpg

Правда, его каким-то образом нашел и заключил дух дренея-паладина по имени Карсиус Дозорный Вечности. Снова обретший плоть, Терон ускакал прочь в сторону цитадели Иллидана. Неизвестно, что там произошло, но Терону позволили остаться в храме.

WoWScrnShot_030316_185954.jpg

А там он, похоже, не терял времени зря. Тамошние орки Скверны начали практиковаться в некромантии, похоже, научившись ей у Терона. А в покоях самого рыцаря смерти тренировались его ученики, возможно, тоже будущие рыцари смерти. Может Терон решил помочь Орде Скверны, а может просто посчитал Иллидари лучшими союзниками, которые не станут воротить носы от общества духа орка-чернокнижника в ожившем трупе рыцаря Штормграда.

WoWScrnShot_030316_185724.jpg

Терон оставался всё таким же спокойным и уравновешенным, как и во времена Второй Войны. Он и тогда выделялся не только среди орков, но и рыцарей смерти. Не смотря на то, что он был членом Совета Теней, Терон беспокоился о судьбе Орды и желал ей только успехов. Более чем благородно для рыцаря смерти, который был чернокнижником из свиты Гул’дана. Хотя, конечно же, зверства, совершенные им, да и его бессердечная натура от этого никуда не деваются. Но вот в альтернативном Дреноре Терон’гор вообще воплотил в себе все худшие качества чернокнижников и демонопоклонников, в итоге, став пожирающей души мерзкой тварью по прозвищу Кровожад. Но возвращаясь к оригиналу.

“Я был первым. Колесо моей жизни сделало уже не один оборот. Столько времени прошло… Мне нужно столько наверстать.” - похоже, у Терона были большие планы. Которым было не суждено свершиться: ведь и он был сражен во время осады Карабора. Но его предсмертные слова заставляют задуматься над тем, в последний ли раз мы его увидели: “Колесо моей жизни завершило очередной оборот.”

Еще одним заслуживающим упоминания членом этой Орды был О’мрогг Завоеватель - единственный огр в её составе, также являвшийся одним из её сильнейших бойцов.

WoWScrnShot_030316_175233.jpg

Племена Сломленных

Акама и его клан Пеплоустов оказали Иллидану неоценимую службу, уничтожив осадные машины демонов в Черном Храме. Мечтавшие вернуть себе Храм Карабора и изгнать из своих земель Легион, они увидели в Иллидане шанс воплотить свои мечты. Но на деле всё оказалось куда сложнее.

WoWScrnShot_030316_185617.jpg

Пеплоусты пришли к Иллидану по собственной воле и нашли в нем освободителя от оков Легиона. Но с течением времени, всё переменилось. Новыми союзниками Иллидари стали жестокие и кровожадные племена Сломленных, далекие от идеалов Акамы, в то время как демоны и наги Иллидана насильно обращали в рабов другие племена его народа. Акама начал видеть в Предателе зло, которое недалеко ушло от самого Магтеридона. Храм, который он мечтал освободить, оставался оскверненным, и никого из слуг Ярости Бури это ничуть не беспокоило. Посему он решил предать предателя.

“Затем пришел Иллидан. Тот, кого называют Предателем - враг моего врага. Мы помогли ему запечатать порталы Запределья и отрезать Легион от подкреплений. Мы сражались с новыми силами, и вместе мы вернули нашу священную землю. Я думаю, часть меня знала это еще тогда, что Черный Храм лишь променял одного злого господина на другого. Я предпочитаю помнить Черный Храм таким, каким он был когда-то: не мерзостью, которой он стал. На моей душе лежит груз моих ошибочных суждений, но я был терпелив, я ждал. И когда придет время, Предатель… будет предан.”  - Акама

Условно Пеплоустов можно разделить на несколько групп. Большая часть этого племени просто следовала своим приказам и даже не ведала того, что задумал Акама. Но среди этих соплеменников Акамы были и жестокие, бессердечные мясники, которые совсем извратились после своего падения в Сломленных. Акама сам избирал таких чудовищ для вступления в свое племя и специально держал таких индивидов подальше от себя на передовой в гуще схваток: всё ради того, чтобы их там и убили. Также они служили прикрытием, которое создавало для Иллидана иллюзию верности Акамы. Игра Акамы была так хороша, что даже вне рядов Иллидари Пеплоусты стали известны как самые жестокие и кровожадные Сломленные во всем Запределье, которые не уступали в своих зверствах ни эльфам крови, ни нагам. Хотя в отношении той подгруппы Пеплоустов это и справедливое утверждение.

WoWScrnShot_100415_001111.jpg

“Акама пристально наблюдал за тобой все это время.Те Пеплоусты, которых ты убил в руинах Баа'ри, были самыми жестокими из нас, Акама тщательно подбирал их, чтобы скрыть от Иллидана истинную цель наших действий. Прежде всего мы должны были убедиться, что ты не заодно с Иллиданом. Сатир Зандрас наблюдает за нами по его приказу. Убив его, ты докажешь свою верность.” - Санору

И последняя группа Пеплоустов - Пеплоусты-служители. Эти бывшие дренеи посвящены в планы и мотивы Акамы. Подобно ему, они жаждут освободить свой народ от рабства и вернуть Карабору былую славу. Вместе с Акамой они воплотили план по предательству Иллидана в жизнь.

AshtongueRogue.jpg
оф. арт для WoW TCG от Daarken

latestЧтобы полнее понять мотивы Пеплоустов, нужно понять самого Акаму. Как и в нем, в этих Сломленных сочетаются благородство и братство с темным искусством убийств и ожесточившейся натурой. Акама был уважаемым жрецом, а может и даже экзархом в Караборе, если судить по его двойнику из альтернативной реальности. Его счастливая жизнь омрачилась в день, когда их осадили орки. Акаме удалось спасти многих, но еще больше дренеев погибло: святилище для молитв и медитаций наполнили крики умирающих дренеев и вопли обезумевших от жажды убийств орков. Стены святилища дренеев были запятнаны кровью. В тот день Акама и его соплеменники пережили настоящий ад, и душевные раны, полученные тогда, остались с ними навсегда. И к сожалению, это было только начало их невзгод. Совет Теней засел в Караборе, который с тех пор стал известен как Черный Храм, а позже осквернил своей черной магией Долину Призрачной Луны. В конце концов, по вине Нер’зула планету разорвало на куски - так сородичи Акамы потеряли свой дом. А затем пришли демоны, ведомые Магтеридоном. И даже сам мир стал опаснее: воды стало меньше, появились новые опасные виды зверей, в то время как часть привычных и менее опасных представителей флоры и фауны, наоборот, ослабла. И чтобы выжить в новом мире, им пришлось приспосабливаться. (оф. арт для WoW TCG от James Ryman)

Чего уж говорить о том, что из-за “красного тумана” орков они обратились Сломленными. А ведь это ужасный процесс. Чувствовать, как твое тело меняется, как оно теряет былое изящество и стать. Видеть, как на тебя смотрят другие дренеи, считающие тебя прокаженным чудовищем. И хуже всего, ощущать, как начинает слабеть разум и память. Это ужасное испытание, через которое прошел каждый Сломленный. Даже путеводная звезда, ведущая дренеев - Свет уже не отвечал Сломленным из-за колдовства орков. Больше им было не воззвать к его сиянию и ощутить его тепло, в котором они нуждались как никогда. Сам факт того, что некоторые из них освоили шаманизм, искусство убийц и чернокнижие, а Заблудшие научились становиться друидами, говорит о том, каким серьезным ударом оказались для них годы, последовавшие за геноцидом, устроенным орками.

Поэтому Сломленным пришлось искать новые пути в жизни. Акама и его соратники сохранили свои былые благородные качества, но и приспособились к жестоким реалиям жизни. Они освоили искусство шаманизма, а также убийства и разбоя. Сам Акама стал куда более мрачной персоной, чем был до падения Карабора. Но он понимает, что находится в одной развилке от темной дорожки, и отстегивает себя от корыстных замыслов.

“Сердце Ярости… Я узрел его силу еще так давно, когда оно было в руках Велена. Я чувствую, как во мне сейчас течет та же сила! С силой кристалла, моих Пеплоустов-служителей и меня… будет не остановить! Мы сможем уничтожить Иллидана! Мы сможем… заменить его в качестве властителей Запределья! Но это не часть дарованного мне видения… не так… мой народ будет освобожден. Прошу, ты должен забрать Сердце Ярости в какое-нибудь безопасное место… ты должен отнести его А’далу!” - Акама

Акама видел, какие зверства творил Иллидан, и понимал, что он не многим лучше самого Магтеридона. Тем временем, не смотря на их союз, его братьев и сестер обращали в рабство наги и демоны, а Черный Храм продолжали осквернять прихлебатели Иллидана. Для вождя Сломленных Иллидан был предателем, а не наоборот. Ему многого стоила эта закулисная игра. Много его собратьев погибло, саму его душу взял в заложники Иллидан, чтобы уже таким жестоким образом обеспечить послушание Акамы. Своя мрачная ирония была в том, что верные именно Иллидану, а не Акаме Сломленные охраняли его тень - как раз те плохие Пеплоусты. Но в итоге, герои помогли Акаме вернуть душу, и он объявил своим соплеменникам, что настало время действовать. И даже те, кто не был частью его служителей, все равно встали на его сторону.

-  Сломленные племени Пеплоустров, говорит ваш предводитель! Предатель больше не властен над нами. Его темная магия, державшая в своих руках душу Пеплоустов, была уничтожена. Выйдите же из тени! Я вернулся, чтобы повести вас против нашего истинного врага! Снемите с себя цепи и поднимите свое оружие на своих господ из Иллидари!”
- Славься наш вождь! Славься Акама!
- Славься Акама!
- Акама собирает Пеплоустов на бой с Иллидари

WoWScrnShot_030316_181022.jpg

Акама через многое прошел, чтобы добиться своего. Ему пришлось объединиться с Майев, он потерял своих близких друзей. Но перед ними теперь стояли врата в святилище самого Предателя на крыше Черного Храма.

Акама: Эта дверь - единственное, что разделяет нас и Предателя. Посторонитесь, друзья... Я не смогу сделать это один…
Дух Удало: Ты не один, Акама.
Дух Олума: Твой народ всегда будет с тобой!

WoWScrnShot_030316_191704.jpg

Акама и его союзники одолели Иллидана, злые Пеплоусты тоже были сражены. Как и пообещал предводитель Сломленных, он приступил к очищению Черного Храма. Идут годы, а он со своими сородичами продолжает трудиться над тем, чтобы вернуть Свет в Храм Карабора.

Но Пеплоусты были не единственными Сломленными в рядах Иллидари. Как мы уже поняли, бывшим дренеям пришлось искать для себя новое место в разрушенном мире. Кто-то сохранил свое былое благородство и продолжал стремиться к свету, кто-то избрал новый жизненный путь, начав всё с чистого листа, прислушиваясь к голосу Стихий, а чье-то падение было настолько стремительным, что его жестокости и кровожадности, а подчас власти над темной магией, могли бы позавидовать даже орки Скверны. Не все из Сломленных, вставших на темный путь, злые. Многие из них просто окончательно запутались и не нашли другого пути в жизни. Подобной была когда-то жизнь и некоторых из тех дренеев, что стали союзниками героев. Но это понимают не все, некоторые жители Запределья считали, что все Сломленные злые. Так что помощь этому народу было найти сложно.

Племя Темной Крови - это племя ужасно жестоких и опасных Сломленных, подчинявшихся Иллидари. Элита этого племени находилась в Нижетопи Резервуара Кривого Клыка, где помогала нагам в подчинении местной фауны. Но более известно ответвление этого племени, подчиняющееся элите из Кривого Клыка. Эти члены Темной Крови были единственными соратниками Иллидана в Награнде, и они же ответственны за нападение на Заставу Солнечного Источника. Застава была мирным поселением маг’харов, и Темная Кровь без всякой видимой причины осадила её, убив тысячу невинных жителей. А затем они выставили Сломленных из племени Куренай виновниками этой резни, чтобы столкнуть лбами две основные силы региона.

WoWScrnShot_030316_195709.jpg

Но не все члены этого племени были столь ужасны. Часть из них попала в рабство к тем же самым слугам Иллидана, оркам из Драконьей Пасти. Они добывали для них руду в шахте, в которой обитали сгустки живой слизи, которые известны как “черная кровь Дренора.” Некоторые шахтеры, которые провели там слишком много времени, сходили с ума. Но это уже другая история. С этими ребятами обращались ужасно, поэтому они вступили в тайный альянс с драконами пустоты, которые тоже стали жертвами тирании Драконьей Пасти. Крылья Пустоты пообещали им защиту, и в итоге, эти шахтеры тоже сыграли свою роль в победе над этими орками.

WoWScrnShot_030316_200626.jpg

Племя Седого Сердца. Немногое известно об этом племени, но они работали в Змеином Святилище вместе с элитой войск Вайш, что говорит об их высоком статусе. Рабами, судя по титулам, они тоже не были. Их колдуны также сдерживали в узде обезумевшего охотника на демонов, Леотераса Слепца.

Дружелюбное племя Отребья обитает в руинах Ша’наара, в которых был скрыт один из кристаллов Ата’мала. Их взяли в рабство наги и демоны Иллидана, заставив искать эту реликвию. Каждый день демоны Иллидана рыскали по Полуострову в поисках новых рабов.

“Копай быстрее, ничтожество! Не заставляй меня показывать тебе, что такое настоящая боль!” - иллидарский надсмотрщик

“Жалкое Отребье, приказываю тебе убить чужаков! И только попробуй ослушаться - я превращу твою жизнь в нескончаемую боль!”

WoWScrnShot_030316_200447.jpg

Это племя было продано в рабство одним из его лидеров, Наладу Хранителем Земли. Тогда его сородичи и стали жертвами Иллидари, некоторых из них увели аж в Зангартопь, где они были вынуждены рубить гигантские грибы в рабстве у наг и жестоких Заблудших. Но Наладу понял свою ужасную ошибку и помог освободить свое племя, хотя так и не вернулся в его ряды, считая себе недостойным этого. Он верил, что у его народа появится новый четвертый лидер, который получит благословение Стихии Земли вместо него.

Племя Крехт тоже находилось в рабстве у наг, но многим всё же удалось избежать этой участи. Они стали служить эльфам Кель’таса - мрачная ирония, учитывая то, что Кель служил Иллидану, по крайней мере, делал вид, что служит.

Странники Пустошей тоже были проданы в рабство собратом из Сломленных - Менну Предателем. Взамен на сохранение собственной жизни и свободу, он продал в рабство сородичей нагам и согласился править ими, как рабовладелец. Перед смертью от рук героев он сам признал, что заслужил такой конец: “Я… заслужил это.”

Благодаря героям из Азерота рабы-Сломленные были освобождены, а добровольные соратники Иллидана из их рода были разбиты.

Заблудшие

Так зовутся дренеи, что пострадали от порчи еще сильнее, чем Сломленные. Их физическая деградация стала еще ощутимее. С состоянием их рассудка дело обстоит сложнее. Большая часть Заблудших, действительно, стала агрессивной и отсталой. Но некоторые из них демонстрируют говор и интеллект, которым позавидуют и некоторые Сломленные. В отличие от Сломленных, среди них нет магов и чернокнижников. Зато некоторые из них смогли прочувствовать пульс природы и стать друидами.

Племя Тенетопи из Зангартопи вступило в союз с нагами Вайш. Они считаются очень жестоким и злым народом, использующим темную магию, чтобы обзавестись новыми рабами. Сбежавших они подчас просто убивают. Эти Заблудшие также держали в рабстве Сломленных из племени Отребья и жестоко с ними обращались. Но по просьбе сбежавшего от них Сломленного по имени Икейен с ними покончил один искатель приключений.

WoWScrnShot_032416_231107.jpg

Демоны

WoWScrnShot_030316_194117.jpg

После поражения Магтеридона оставшиеся в Черном Храме демоны присоединились к Иллидану. По крайней мере те, кто не решил продолжить биться за Легион и не был уничтожен новым властителем Запределья.

Что вообще ведет демонов? Изначально они были детьми Круговерти Пустоты, существами, которым по своей природе свойственен беспорядок и разрушение. Действительно, в этом их природа. Убивать, порабощать, уничтожать - это естественно для демонов, и доставляет им удовольствие. К этому же подстегивает и Скверна, которой утоляет свой магический голод большинство демонов. Она развращает. Но мы говорили об этом еще в этой статье. И чтобы понять, что демоны делают в рядах Иллидари, нужно понять, что держит их в Пылающем Легионе.

Демоны жаждут магии, которой их может легко снабдить Пылающий Легион. И речь идет не только о Скверне, но и той тайной магии, что можно будет получить в очередном покоренном Легионом мире. Завоевание миров связано и с другим рычагом давления - страстью к насилию, причинению боли или захвату новых душ. Эту жажду тоже можно легко утолить, сражаясь за Легион. Пыл демонов поддерживают шиварры, которые служат капелланами армии демонов. Они проповедуют веру в дело Саргераса, а значит, в Легионе есть и те, кто сражается из-за веры в Саргераса и его начинание. Но в Легионе есть и такие демоны, которых волнует только собственная сила. Такая забота о себе и жажда силы вообще свойственны демонам, но даже особо амбициозный повелитель ужаса скорее останется в рядах Легиона, чтобы самому стать сильнее. В конце концов, с армией демонов этого добиться легче. Возьмем в пример Архимонда - он хотел превзойти в силе самого Саргераса и испить из Источника Вечности, но ведь он не бросил из-за этого Легион. Действительно, с армией демонов целей достичь как-то легче. Хотя, конечно, среди демонов есть и отступники. Но что кроме удобства службы Саргерасу еще держит таких индивидов в его армии? Право силы. Оно тоже держало в узде Архимонда, ведь этот эредар понимал, что он не ровня Саргерасу. Так что некоторых демонов держит страх перед вышестоящим военачальником. Но это больше свойственно слабым демонам, которых еще до Легиона властители преисподней насильно брали в свои армии, чтобы использовать их как пушечное мясо. Таким существам может и на службе у более-менее адекватных чернокнижников приятнее проводить время.

А теперь вернемся к Иллидари. Здесь действуют те же рычаги давления. Демоны подчинились Иллидану после поражения Магтеридона, потому что Иллидан подчинил их своей силой - вот оно, право силы. На службе ему они также продолжали сражаться, брать в рабство невинных и убивать - их природные страсти тоже утолены. С религиозным пылом тут, конечно, ничего не светит. А с получением личной выгоды? Думаю, кому-то может было сподручнее искать её и у Иллидана - может на кого из слуг Саргераса зуб есть. Но главное, у Иллидана был источник магической энергии.

Но что это за источник?

В Черном Храме находится Святилище Потерянных Душ. Герои посетили его во время осады храма. Проход к нему охраняли забаррикадировавшиеся орки Скверны. Более того, часть из них была уже кем-то убита. Похоже, что нечто в святилище вышло из под контроля.

WoWScrnShot_030316_190326.jpg

Действительно, дальше во всем коридоре уже не было ни одного воина из Иллидари - только души умерших, среди некоторых из которых узнавались павшие дренеи. Пол в этой части коридора был покрыт трещинами и стал неровным - как после землетрясения. Трещины были и в стенах - и они светились голубоватым светом.

WoWScrnShot_030316_190311.jpg

Одолев призраков, герои пошли дальше. В самом святилище их ожидала странная картина. В воздухе беспокойно летали души, весь пол в трещинах, образующих что-то вроде спирали, и из этих трещин поднималось голубоватое свечение. Гигантскими цепями к стене святилища было приковано большущее каменное изваяние, заключенное в клетку, напоминающую настоящую грудную клетку.

WoWScrnShot_030316_190356.jpg

Каменное изваяние - Реликвиарий Душ. Он представляет собой гигантское каменное лицо, которое получив серьезный урон, возвращается в свою клетку и затем появляется уже с новым лицом. Таких лиц у этого существа было три: сущности желания, гнева и страдания. Чем бы это существо ни было, оно было связано с происходящим с этими душами. Сущности в своих боевых кличах ничего о своей природе не раскрыли, они лишь находились в полном погружении в эмоции, которые олицетворяли.  Реликвиарий Душ сиял той же энергией, что и святилище, а также призывал себе на помощь души, заключенные в святилище. Вероятно, это изваяние использовалось для заключения в плен всех этих неприкаянных духов. И оно же держало их в узде. Реликвиарий, или скорее само святилище - и есть тот источник магии. Кто его построил? Иллидан, или может быть прежние узурпаторы храма - демоны или Совет Теней?

Совсем немного света на это может пролить существование аналогичной сущности в Кузнице Душ Цитадели Ледяной Короны. Неизвестного предназначения гигантские турбины трудились там над чем-то неизвестным, но дело тоже явно было в душах. Их охраняло существо аналогичное Реликвиарию и созданное Королем-личом - Пожиратель Душ. У него не было клетки и оно не имело различных сущностей, а также светилось красным светом вместо голубого. Задачей этой сущности было пожирать сбежавших из Кузни духов и разрушать их волю внутри своей ужасающей сущности. Пожранные им духи сходили с ума от боли и страдания, но голод пожирателя было невозможно утолить.

Реликвиарий был уничтожен героями. Но прошли годы, и некоторое время спустя после поражения Смертокрыла, в Черный Храм тайком пробрались чернокнижники Джубека Тенелом и Канретад Чернодрев. Они и открыли правду о том, что святилище было источником магии.

Джубека Тенелом: Это... потрясающе... Нетронутое хранилище древней магической энергии.
Канретад Чернодрев: Долгие годы оно оставалось нетронутым и постепенно набирало силу...
Джубека Тенелом: Только представь, кого мы могли бы призывать, обладая даже частицей этой силы!
Канретад Чернодрев: Призвать... Ха! Только представь, чем мы могли бы стать, обладая такой могучей силой… Сила, заключенная в этом зале, в чем-то схожа с силой Источника Вечности в Азероте.
Джубека Тенелом: Так вот каким образом Иллидан заставил себе повиноваться такое количество демонов...
Канретад Чернодрев: Да. Платой за службу демонов была возможность стать сильнее, подпитываясь энергией этого места. Приобщившись к этой силе, они смогли освободиться от своей зависимости от магии Легиона. Думаю, именно изначальный источник силы он собирался даровать эльфам крови, чтобы освободить их от зависимости от Солнечного Колодца... но по какой-то причине не пустил их сюда...
Джубека Тенелом: Что? У тебя нет доказательств.
Канретад Чернодрев: Ты обратила внимание? Демоны, бывшие под командованием Иллидана, были свободны от разрушительной скверны, которой был пронизан Легион.
Джубека Тенелом: ... почему ты так много болтаешь, Канретад?
Канретад Чернодрев: Я был там... в самом конце...
Джубека Тенелом: ...о нет, только не говори, что ты собираешься порадовать меня еще одной из своих ужасных историй!
Канретад Чернодрев: ...замолчи.
Джубека Тенелом: ...
Канретад Чернодрев: Без челюсти ты мне нравилась больше.
Джубека Тенелом: Ты это слышал?! Эти псы-пеплоусты приближаются. Давай поторопимся и начнем ритуал!
Канретад Чернодрев: Хорошо. Мы вернемся позже, когда кристалл будет полностью заряжен.

Их диалог прекрасно отвечает на наш вопрос о службе демонов Иллидану. Но и поднимает новые вопросы. В чем сходство Источника Вечности и Святилища Потерянных Душ? Почему Иллидан скрыл источник магии от эльфов крови? И всё-таки кто же создал его?

Но на вопрос с Келем еще можно попытаться ответить. Иллидан мог узнать об источнике уже тогда, когда начал подозревать принца в предательстве. А это, понятное дело, отбило бы желание охотника на демонов делиться таким секретом. И на вопрос о сходстве частично тоже. Известно, по крайней мере то, что этот новый источник - вместилище именно тайной магии. Возможно, на нем Иллидан использовал последний оставшийся фиал с водой из Источника Вечности - этот фиал ведь так и не был найден. Его судьба - это еще одна загадка Иллидана. Можно обратить внимание и на то, что большинство демонов Иллидана, включая даже сатиров, имеют синий оттенок кожи и меха. Вероятно, как раз от перехода на тайную магию.

Но возвращаясь к демонам. Они служили достаточно многочисленной элитой войск Предателя и были расквартированы в самых важных для него регионах. Иерархия у них привычная: сатиры, стражи ужаса, жути и Скверны служат пехотинцами; натрезимы и более могущественные сатиры занимаются важными задачами по приказу самого Иллидана; суккубы заведуют пытками; наблюдатели служат, собственно, наблюдателями. Еще есть шиварры - но про них поговорим отдельно.

Также есть интересный случай с наблюдателями. Известно, что Иллидану служило несколько таких демонов. Но встреченных Джубекой и Канретадом наблюдателей из Руин Фаралона последний назвал слугами Иллидана, хотя работали они на повелителя ужаса по имени Кулутас. Этот демон заполучил в свои руки один из кристаллов Ата’мала и предал Легион. Получается, наблюдатели на его службе были двойными агентами? Но есть шанс того, что Канретад ошибся. Он сказал следующее: “Наблюдатели служили Иллидану, а не Легиону.” Если он подразумевал всех наблюдателей Запределья, то он точно ошибся: среди них были и независимые демоны, и подчиняющиеся как раз Легиону.

WoWScrnShot_030316_202406.jpg

Демоны Иллидана под предводительством Арзета Безжалостного вместе с нагами искали кристалл Ата’мала в руинах Ша’наара. Также демоны Иллидана имели собственный плацдарм в Долине Призрачной Луны - Аванпост Иллидари. В руках тамошних демонов находился один из фрагментов Кода Проклятия. Из других слуг Иллидана демонов можно было чаще всего встретить вместе с сатирами, которые, кстати, ведь тоже демоны - вместе они охраняли внутренние и внешние врата Черного Храма.

Lothros_tcg.jpg
оф. арт для WoW TCG от Алекса Хёрли

На плечах демонов также были и другие наиболее важные задачи. Кроме Акамы смотрителями темницы Майев также были сатир Зандрас и повелитель ужаса Вагат. А за орками Драконьей Пасти было назначено наблюдать повелителю Иллидари Балтазу, эредару. Это, кстати, единственный эредар в Иллидари. Он был достаточно верен Иллидану: настолько, что даже сыграл ключевую роль в победе над своим братом Рет’хедроном Покорителем. Балтаз был рад победе над братом и вообще считал его верность Легиону ошибочным выбором.

WoWScrnShot_030316_193157.jpg

Отдельно стоит упомянуть и Супремуса, самого большого из известных абиссалов. Его внешний вид и синее сияние тоже уникальны - должно быть, он был создан с помощью магии Святилища Потерянных Душ. Этот гигант сторожил внутренние врата Черного Храма.

WoWScrnShot_030316_180440.jpg

Важную роль демоны играли и в Орде Скверны. Посланником Иллидана в ней служил Омор, про которого мы уже говорили. Он явно демон не последнего десятка, учитывая то, что унаследовал титул Хаккара и его гончих. Но важнее для этой Орды была роль двух других демонов - Броггока и ган’арга по прозвищу Мастер. Наблюдатель Броггок следил за тем, чтобы любое неповиновение к извращенным мастерам из Иллидари навсегда прекращалось следи новобранцев. Мастер же был тем, кто ускорял процесс превращения орков в демоноподобных существ. Те, кто пытался сопротивляться, становились жертвами его жестоких экспериментов.

WoWScrnShot_030316_172821.jpg

И остановимся на шиваррах. Не смотря на то, что их роль в Легионе - это бытность жрицами Саргераса и капелланами, проповедующими слово падшего титана… в Иллидари шиварры были какие-то не такие, хотя и оставались элитными воинами Предателя. Их лидером была матушка Шахраз, а располагались они в Приюте Земных Наслаждений. Шиварры в храме носили титулы жриц наслаждения и жриц безумия. Также там парочками бродили сестры удовольствия и боли, суккубы.

WoWScrnShot_030316_191144.jpg

Вообще место, конечно, странное. Повсюду на эльфийских пуховых подушках отдыхают девушки из рода людей и эльфов крови. Возможно, их одурманили как мужчин людей, гномов и опять-таки эльфов крови, которые там служат официантами и служками. Но кто знает. Девушки одеты в прекрасные и достаточно откровенные платья, а почерневшие стены Черного Храма украшены и обставлены подобно дворцу в Кель’Таласе: фонтаны, деревья из Лесов Вечной Песни, шелка, богато украшенные подсвечники и фурнитура, золотистые кальяны и корзины с диковинными фруктами.

WoWScrnShot_030316_191228.jpg

Увы и ах, всех этих дев пришлось перебить войскам, штурмовавшим Черный Храм - девушки были к ним враждебны. Но, наверное, главный вопрос - зачем оно всё тут было? Учитывая знамена син’дорай в этом приюте, можно предположить, что задумка эта принадлежала именно им, или матушке Шахраз. И судя по описанию карты Сестры Удовольствия в WoW TCG служил приют вполне очевидной цели: “Матушка Шахраз лучше всех знает, что нужно войскам Иллидана.”

WoWScrnShot_030316_190928.jpg

Матушка Шахраз и её демоницы были уничтожены в ходе осады храма, и надо сказать, что к битве на смерть Шахраз подошла как к романтическим заигрываниям: “Хватит играть с моими чувствами!”

SinfulBeam.jpg
оф. арт для WoW TCG от Daarken

Демоны Иллидана были сокрушены во всех своих укреплениях, но они еще дали о себе знать, когда безымянный чернокнижник направился по следу Джубеки Тенелом в Черный Храм. Акама позволил ему пройти в Святилище Потерянных Душ, которое до сих было полно призраков. Не смотря на то, что Пеплоусты вовсю трудились над восстановлением Карабора, с этим они так и не смогли разобраться. Чернокнижник узрел видения диалога Джубеки и Канретада, а потом… перед ним явился Реликвиарий Душ, который каким-то образом восстановился и предстал перед героем в виде сущности порядка. Перед своим уничтожением сущность заготовила для героя подарочек: “Ты так любишь демонов?.. Теперь у тебя будет возможность встретиться с ними!”  Весь храм тут же заполонили сатиры, стражи Скверны, повелители ужаса и бесы из тех самых рядов демонов Иллидари. Они незамедлительно вступили в схватку с Пеплоустами. Но у чернокнижника были другие дела, о которых мы говорили в этом выпуске.

THBjUFlL8TDgywTVhO6mcrQGupY34zGqDMh3WjZ88nfF5V3g7-Vl168rf49fkdkF3EZ4iUnQlwaiMYz5FSVtY6IexWvHVtq9OJJgNJDlDxhm82ImLddBfWj4mkxdzLpI5IxGWJI

Эльфы крови

Син’дорай присоединились к Иллидану из желания утолить свой магический голод, который угрожал стать новой плетью их рода. На плечах этих эльфах было не только спасение самих себя, но и сородичей, что они оставили позади. Третья Война явилась для высших эльфов неописуемой словами катастрофой: их королевство было разрушено и наводнено нежитью, среди которой были и их бывшие друзья и члены семьи. Солнечный Колодец, источник их силы, был осквернен, а большая часть их народа была убита легионами Плети. Это просто сухие цифры, но уверен, что они помогут осознать весь масштаб той трагедии. Почти 90% жителей Кель’Таласа было истреблено нежитью - при этом подавляющее число высших эльфов жило как раз в Кель’Таласе. Принцу Келю удалось собрать примерно 90% выживших, которых он нарек детьми крови, син’дорай, в честь тех, кто пал в войну с Плетью. Кель видел, как страдает его народ.

Но самой страшной угрозой для выживших оказалась не Плеть, а осквернение Солнечного Колодца. После воскрешения Кел’Тузада колодец наполнили энергии некромантии, которые угрожали не только отравить всё, что осталось от Кель’Таласа, но и убить всех эльфов, ведь они оставались связанными с его энергиями. Поэтому Кель был вынужден уничтожить Солнечный Колодец. Но никто из син’дораев и предположить не мог, чем обернется уничтожение источника их сил, который питал их магической энергии с самого рождения, утоляя их жажду магии. Эльфы начали заболевать, слабеть и погружаться в состояние летаргии без своего источника. Всё становилось хуже и хуже: самые молодые и старые из эльфов физически были не в состоянии справиться с этим и умирали. Вот почему Кель пошел за Иллиданом - от его похода в поисках нового источника магии, а может даже и исцеления от магической зависимости зависела судьба его народа. Принц собрал собой в Запределье 15% из тех, кого он нарек эльфами крови - это был цвет нации, лучшие воины и маги из всех, кому только удалось пережить катастрофы, обрушившиеся на наследников Высокорожденных.

1.jpg

Иллидан сказал Келю, что от его зависимости нет лекарства, но пообещал научить его способу утолять жажду магии. Вскоре эти эльфы научились у охотника на демонов техникам поглощения магии из других объектов, включая живых существ, даже демонов. Это была победа для Кель’таса, но еще многое предстояло сделать: рассказать о спасении от жажды син’дорай из Азерота и вернуть своему народу былое величие.

В это время и началось падение эльфов крови Запределья. У эльфов с Азерота были и свои проблемы, хотя приход магистра Роммата, рассказавшего им о том, как утолять жажду магию, их сильно выручил… но и создал новые проблемы. Но это разговор не о них. Эльфов Келя начал подтачивать новый образ жизни. Когда-то они были благородными и справедливыми, но их старый мир рухнул вместе с падением Кель’Таласа, а новая реальность их жизни была жестокой. Син’дораи оказались в чужом и полном опасностей мире, и чтобы выжить в нем, им пришлось и самим стать в какой-то мере подобными Иллидану и его нагам: часто жестокими и беспринципными. Но ключом к их падению была Скверна. Роммат научил жителей Кель’Таласа поглощать тайную магию из новых источников и использовать пылающие кристаллы, но до прямого поглощения Скверны из демонов они так и не дошли. И вполне вероятно, что новость о том, что как раз этим занимаются их родичи в Запределье, ввела бы их в ступор.

Сам новый образ жизни этих эльфов способствовал ожесточению их сердец. Они стали охотниками, которым было все равно откуда они получат новую дозу магии: из колдовского фонтана или из живого существа. Но эльфы Келя отказывались признавать свое падение - в этой новой ипостаси они видели лишь величие и доказательство собственной мощи, доказательство того, что их народ снова восстанет из пепла. А тем временем, поглощение Скверны продолжало развращать их и рушить последние бастионы их благородных натур. Хотя, это, конечно, касается не всех эльфов Запределья - но об этом позже. Похожие метаморфозы произошли с теми эльфами из Луносвета, что пустились по миру в поисках новых источников магии лично для себя, и теми, кто вставал на путь чернокнижия. Пока остальная часть их народа старалась соблюдать определенную умеренность в своих практиках, эти син’дораи стали беспощадными и жадными до магии злодеями. Именно они и создали первое заметное и неприятное впечатление о зеленоглазых эльфах в Азероте. Но они часто не видели иного пути - отказ от магии обрек бы их на смерть. А умеренность в таких вопросах соблюсти бывает очень сложно.

Принц Кель’тас не избежал участи своих соратников. Но в отличие от падения того же Иллидана, про безумие Келя известно гораздо меньше. Магистр Теледорн, который сбежал из армии Келя из-за её объединения с Пылающим Легионом, считал, что причина предательства его принца была в следующем: он просто понял, что Иллидан начал сходить с ума.

“Как ты, наверное, заметил, в Манагорне Ара полно прислужников Пылающего Легиона. Кель'тас заключил союз с Пылающим Легионом. Должно быть, он учуял, что Иллидан впадает в безумие, и потому сменил хозяев.” - магистр Теледорн

Но когда сам Кель потерял рассудок? Обезумел Иллидан, или нет - это всё-таки явно не причина присоединяться к Пылающему Легиону. Именно Легион создал Короля-лича, именно ради достижения целей Легиона гордый народ Кель’Таласа был практически обращен в пыль. Но Кель присоединился к ним. Этому странному повороту событий есть две возможные причины. Первая - зависимость от магии. Кель был могущественным магом и мог ощущать жажду сильнее своих родичей. Поэтому излишнее поглощение магии и Скверны могли повредить его рассудок сильнее, чем можно было ожидать. Известно, что принц Кель был недоволен ограничениями тайной магии и начал поглощать Скверну, чтобы получить еще большую силу. Вторая причина - Кил’джеден. После того, как принц начал поглощать Скверну, повелитель демонов принялся тайно нашептывать Келю обещания того, как можно будет спасти его народ. Но тогда Кель еще верил, что действует на благо Кель’Таласа и своего народа, но это был не конец. Ему удалось уцелеть в бою в Крепости Бурь, после чего он обратился фанатичным слугой Кил’джедена. Но это уже другая история.

“Но Иллидан был недальновиден в своих планах, а я становился нетерпелив. Втайне, я начал собирать столько энергии, сколько мог. Ненадолго я смог ощутить вкус истинной силы… прежде, чем её отняли у меня!” - Кель’тас Солнечный Скиталец

Так большая часть эльфов крови, подчиняющаяся принцу Келю, бросила Иллидари и обратилась в слуг Пылающего Легиона. Поэтому мы не будем рассматривать в этом выпуске силы лично Кель’таса - все они уже выступали на совсем другой стороне. Эльфы крови в Террокаре и Пустоверти служили именно ему, и ответственность за их деяния несет Кель’тас и его демонические властители, а не кто-либо из Иллидари. Пусть они и не оборвали свои связи с Иллидари официально, хотя даже сам Иллидан уже начал серьезно подозревать Келя в предательстве. Но важно отметить то, что винить-то в прегрешениях Келя до определенного момента все могли как раз Иллидана: в ухудшающемся состоянии Пустоверти, нападении на друидов Террокара, Шаттрат, Кирин’Вар, экспериментах с колоссами на Полуострове Адского Пламени и многом другом. Обо всем этом мы еще сможем поговорить в другой раз.

Но не все эльфы крови на службе Кель’таса были безумными слугами демонов. Многие не понимали всего масштаба предательства их любимого принца, и лишь продолжали исполнять свой долг перед ним. Они не были жертвами развращения и ими не двигало желание стать демонами - лишь верность к своему принцу. Но эта верность была использована против них самих. Многие из эльфов Келя утоляли свой магический голод с помощью кристаллов камней крови. Они были зачарованы таким образом, что усиливали зависимость син’дорай от магии и вводили их в состояние своеобразного опьянения, в котором они были не в состоянии осознать, что творит их принц. Похожие кристаллы без известных побочных эффектов использовали эльфы Иллидари, Провидцы и Похитители Солнца, а это намекает на то, что модификации кристаллов магистров из Пустоверти были совершены намеренно. Даже эльфы крови клана Клинка Рассвета, сражавшиеся на стороне Келя и демонов, верили, что правда за ними: они считали, что спасают свой народ от зависимости к магии и доблестно исполняют долг перед своим принцем, который уже сам нарек себя королем.

“Магистры Келя отточили свое использование кристаллов маны до такой степени, что могут откачать большое количество энергии за несколько секунд. Для этого они настраивают осколки более мелких кристаллов камня Крови на более крупные, полностью заряженные кристаллы.” - магистр Ларинна

“Хмм... как я и подозревала. Воздействие такого уровня сырой энергии во много раз увеличивает нашу природную зависимость от магии. Я не удивлена, что Келю сходит с рук то, что он творит; все его подчиненные в основном упиваются этим.

WoWScrnShot_030316_203048.jpg

Кель зашел так далеко, что даже объявил атаку на Шаттрат… в ходе которой лидеру нападавших, Ворен’талю, пришло видение правды о том, что его принц стал слугой демонов. В тот день эльфы, напавшие на Шаттрат, снова обрели себя и встали на сторону Ша’тар, чтобы остановить Келя. Также они стали опасными противниками и для Иллидари, с чьими жестокими методами они тоже мириться не хотели. Это был самый серьезный удар, нанесенный по силам Келя с тех пор, как они ступили в Запределье. Затем с экспедицией Орды пришли эльфы крови, которые всё это время ждали возвращения принца в Азероте. Пилигримы верили, что попадут в райские земли и в то, что принц принесет им обещанное спасение. Но вместо этого, они оказались на руинах разоренного мира, на просторах которого их встретили враждебные силы их же собственного принца, ставшего рабом демонов. Иллидари были к ним не менее враждебны.

И подобно тому, как часть эльфов Келя ополчилась против него и встала на сторону Шаттрата, другие сохранили свою верность Иллидану. Возможно, они увидели метаморфозы, произошедшие с их предводителем, и отказались участвовать в его кампании, или даже прознали правду о его службе Легиону. Посему они остались среди тех, с кем бок о бок сражались последние годы. Может поэтому они стали врагами эльфов крови из Орды - слуги Предателя отказывались бросить Иллидари, а ордынцы видели в них жестоких мясников. Верные Иллидану син’дорай находились в Долине Призрачной Луны. Они были частью его элитных войск и занимали роль командиров в его армии. Любопытно, что подобно оркам Скверны, магия син’дорай, ушедших за Келем в Запределье, скрывает в себе загадку. Среди слуг Келя и Иллидана встречались рыцари крови и жрец Света. Но если до возвращения Солнечного Колодца эльфы из Орды получали свой Свет из наару М’уру, то откуда его брали ребята из Запределья? Возможно, что они просто отбирали его у тех, кто умел им пользоваться.

С эльфами Келя слуг Иллидана из син’дорай объединяет еще и вера в то, что они действуют во благо своего народа и королевства.

“За Кель’Талас! За Солнечный Колодец!” - леди Маланда

На бастионах Черного Храма находились укрепления эльфов крови из клана Ярости Солнца. Большая часть этого клана служила Келю, но эти ребята остались в Черном Храме и помогали отбивать атаки на его бастионы. Также они помогали тренировать новобранцев охотников на демонов из рода син’дорай. В их распоряжении были заклинатели и воины, а также осадные баллисты. Подобно многим другим враждебным Кель’Таласу подфракциям син’дорай в Запределье, они сохранили свою старую геральдику. Они носили гербовые накидки идентичные тем, что носят рыцари крови Орды, а их флаги и знамена были точно также идентичны оным у представителей Орды.

WoWScrnShot_030316_192640.jpg

Известно, что после кампании в Запределье, часть эльфов из клана Ярости Солнца вернулась под знамена Кель’Таласа. Неизвестно, включает ли в себя эта группа тех, кто сражался за Иллидана, или в неё входят только те, кто находился в пьяном помешательстве от кристаллов камня крови на службе Келю в Пустоверти.

Эльфы крови из группы под названием Затмение располагались в одноименном лагере на руинах дренейского города в Долине Призрачной Луны. Само небо в этом лагере окрасилось в красный цвет. Может быть из-за обилия кровавых кристаллов в его границах. Эти эльфы вели переговоры с колоссами долины, с которыми они хотели заключить союз. Эльфы уже успели заручиться их поддержкой, и колоссы начали патрулировать их лагерь. Также это была единственная группа син’дорай, лояльная Иллидану, в распоряжении которой были дракондоры и крылобеги из Азерота.

“Дорогая советница, привлечь великанов долины Призрачной Луны на нашу сторону - ваша задача. Я не сомневаюсь, что вы с ней справитесь. Используйте ваше эльфийское обаяние, пусть они посмотрят на мир с нашей точки зрения. Если это не сработает, истребите их всех до одного…” - письмо с приказом Иллидана Канцлеру Кровавая Листва

WoWScrnShot_030316_193327.jpg

Для героев такой союзник Иллидари был большой проблемой. Поэтому один из искателей приключений под иллюзорным покровом, придавшем ему вид эльфа крови, убил нескольких местных великанов. Почувствовав это, король колоссов Чудищ взревел и объявил, что больше никогда колосс не станет сражаться на одной стороне с эльфом. Кстати, командир лагеря Затмения Рууск, у которого было два личных стража из орков Скверны, судя по всему, пережил события кампании в Запределье.

WoWScrnShot_032616_010529.jpg

Но самой доверенной и элитной группой син’дорай из Иллидари за пределами стен Черного Храма была Кровавая Печать. Они же занимали самую высшую степень иерархии среди группировок Иллидари вне Карабора и получали указания от Иллидана собственной персоной. Группа героев сразилась с ними в их базе на Кровавом Дозоре, перебив множество их воинов. Их общей особенностью была странная темная аура, полностью окутывающая их тела, и тот факт, что их магией переносило прямо на базу Кровавого Дозора по приказу Иллидана, наблюдавшего за их боем с искателями приключений.

WoWScrnShot_032616_010334.jpg

Последняя группа син’дорай из Иллидари находилась в стенах самого Черного Храма. Они и были теми лучшими воинами из своего рода, стоящими еще выше в иерархии, чем Кровавая Печать. У них нет известного названия, все эти эльфы просто несли титул Иллидари. Титул Иллидари в должности обычно носили только более могущественные слуги Предателя. Отсюда и возникла теория о том, что это общее название группы его элитных воителей, а не всех его слуг. Эти солдаты располагались на самых верхних этажах Черного Храма и охраняли покой самого Предателя. Подобно Приюту Земных Наслаждений, их вотчина тоже была богато украшена декорациями в стилистике Кель’Таласа, правда без пуховых подушек и вездесущих шелковых занавесок. Там же они держали свои баллисты и боевых големов.

WoWScrnShot_030316_191404.jpg

Больше про них толком ничего не сказать. Но сам вид их богато украшенной зачарованной брони говорил об их статусе среди слуг Иллидана.

WoWScrnShot_030316_191422.jpg

Лидерами этих эльфов, и судя по их титулу, всех Иллидари был Совет Иллидари. Эта была четверка очень могущественных воителей: жрица Леди Маланда, верховный пустомант Зеревор, паладин Гатиос Изувер и разбойник Верас Глубокий Мрак. Но и эльфы крови пали перед праведным походом героев.

WoWScrnShot_030316_191513.jpg

Охотники на демонов

sJvm8okD3Sg.jpg

Иллидан стал первым охотником на демонов, и подавляющее число последователей этого ремесла так или иначе связаны с ним. Кто-то пошел за ним, чтобы отомстить демонам, убившим их семьи. Кто-то был просто одним из рекрутов, посланных Иллидану Кель’тасом, охотником, видевшим в своем искусстве величие и достойное исполнение своего долга перед сюзеренами. А кто-то, как водится, просто хотел обрести силу. Но каждый из них мог видеть кумира в Ярости Бури: он многим пожертвовал, встав на темный путь, он гордо исполняет свой долг и смотрит в будущее… и он на многое готов пойти, чтобы обрести еще большую силу.

Путь охотника на демонов тернист и опасен, подобно пути чернокнижника. Но его выбирают благородные души, которым гораздо тяжелее ощущать и осознавать себя теми, кем они становятся. А становятся они демоническими сущностями, подобными тем, кого поклялись уничтожить. Их начинает наполнять Скверна, которую они получают, уничтожая и поглощая сущности демонов. А эта хаотическая энергия, как мы помним, развращает душу и тело. Охотник на демонов всегда должен оставаться настороже и держать себя в узде, если не хочет стать рабом Пылающего Легиона. Такая участь поистине печальна - пожертвовать своей прошлой жизнью ради мести демонам, и в итоге, стать их игрушкой. Но этот требующий дисциплины и жестоких тренировок путь может свести охотника с ума прежде, чем перед ним появится угроза стать настоящим демоном. Конечно, энергии, так сильно влияющие на их души, могут повлиять и на тело. У некоторых особо могущественных охотников могут вырасти рога и может быть и другие атрибуты демонической анатомии, которым также наделен и их мастер, Иллидан Ярость Бури.

Ночные эльфы, ставшие охотниками на демонов, в подавляющем большинстве, следует за Иллиданом именно из-за той самой жажды мести. Они происходят из общества, в котором на тайную магию издревле смотрят с подозрением, а про Скверну и говорить нечего. Стать носителям силы демонов, пусть даже и для борьбы с ними - немыслимый поступок для обывателей из ночных эльфов. И только что-то по-настоящему ужасное, могло заставить калдорая встать на этот путь. Потеряв своих близких сородичей, став свидетелями зверств Легиона, оставлявшего лишь смерть и порчу под своими копытами, эти эльфы были вынуждены совершить еще одну жертву -  отречься от общества. В обществе калдорай охотники на демонов считаются чумой, которая не многим лучше демонов. Немногие из них понимают жертвы, на которые пошли эти воители. И у них достаточно примеров не доверять им: достаточно вспомнить деяния Иллидана и его прислужников-наг. Или обезумевших охотников, с которым сталкивались Стражи Майев.

Тайна происхождения калдорай-охотников на демонов остается до конца нераскрытой. Считается, что кого-то из охотников тренировал лично Иллидан. Когда именно? Неизвестно. Многие из этих охотников отправились вместе с Иллиданом в Запределье, или даже могли последовать за ним туда отдельно. Других могли обучать охотники, что остались в Калимдоре, которых не изловили Стражи. Да и если хорошенько поискать, то можно будет найти тексты их ордена, которые помогут самому провести ритуалы обращения в охотника на демонов.

“Где ты это нашел? Надеюсь, ты никому не показывал эти свитки? Прости, ты застал меня врасплох. Теларий был могучим охотником на демонов, но много лет назад он пал в битве с Майев. Повезло тебе, что его призрак не сохранил былую силу... Интересно, как многим удалось добраться к нему через руины? Я немедленно передам эти свитки верховной жрице. Спасибо тебе.” - Глинда Нал’Шия

esR3ApCLuWUx0oi5_nzDSmhmUec1eXCTV3dKQUyvF747GIAOrdDlDFTibXbcOdEVo14Ngo9r-7Bmf02UGYdDT_0ntB0ZInX8OIN9oYtpK8PkV2u-0pM3Xx3s7dy6HHvuq8OM8JE

Син’дорай-охотники на демонов появились значительно позже своих ночных собратьев. Кто-то из них мог вызваться добровольцем из-за той же жажды мести, что и ночные эльфы - ведь именно Пылающий Легион стоял за созданием Плети, а значит и за трагедией их родины. Многих же просто снарядили в Черный Храм, чтобы они пополнили там ряды охотников на демонов. В конце концов, их врагом был Легион, а для борьбы с ним у Иллидана не было оружия более знакомого и эффективного.

WoWScrnShot_030316_192945.jpg

Конечно, среди охотников из эльфов крови было и тех, кто разделял взгляды и мировоззрение своих старших соратников из калдорай. Но многие видели в этом искусстве не проклятие, а дар. Доказательство величия их народа, возможность послужить своему принцу. И возможность поглощать силы демонов и использовать их же огонь против них идеально сочетались с ментальностью их народа - утоление магического голода с помощью других существ и готовность пойти на любые меры ради собственного выживания. В Иллидане они видели того, кто преподнес этот дар, и того, кто был примером гибкости ума и решительности необходимых для того, чтобы достичь могущества.

Но общепринятой для них ментальностью были идеалы жертвенности и одержимость войной с Пылающим Легионом, которые присущи и охотникам-одиночкам. Но среди охотников из Иллидари, конечно, был куда больше распространен культ личности Предателя, которому не всегда следовали охотники-одиночки. Но всё это не мешало множеству охотников купаться в собственной силе и переключать свои цели именно на поиск могущества ради достижения, собственно, новых высот могущества.

“Неудивительно, что потенциал эльфа крови в достижении силы в роли охотника на демонов так высок. В конце концов, син’дораи не испытывают той естественной антипатии к демонической магии, что присуща ночным эльфам. Однако, я не верю в то, что многим из них удастся добиться успеха. Большинство из них, включая Варедиса, ищут силы ради самой силы. Эта сила поглотит их, ибо их не ведет чистое пламя, что горит в сердце истинного охотника на демонов.” - Алтруис Страдалец

Большая часть охотников на демонов - мужчины, но среди них есть и женщины. Вполне возможно, что дам среди них гораздо больше, чем кажется.

WoWScrnShot_030316_192726.jpg

Среди ночных эльфов-охотников на демонов герои встретили трех: Тераса, Нетариеля и Аландиен. Это была троица могущественных охотников, которая занималась тренировками новых рекрутов этого ремесла из эльфов крови. Известно, что эльфийку Аландиен тренировал лично Иллидан.

Рекрутов-син’дорай на бастионах храма было великое множество. Они без устали тренировались, сражаясь друг с другом и призванными демонами. Но началось всё с первых пяти рекрутов. В награду за годы верной службы Иллидан позволил Келю прислать пятерых своих воинов, которым было позволено тренироваться под началом самого Иллидана. Впервые эльфам крови было позволено тренироваться в качестве охотников на демонов. Но Иллидан подверг их таким испытаниям, которые бы прошел не каждый из опытных охотников. В итоге, трое погибло в ходе тренировок, а один сошел с ума. Безумцем мог быть Леотерас Слепец - это могущественный син’дорай-охотник на демонов, которого держали в изгнании колдуны Сломленных в Змеином Святилище. Неизвестно, как он там очутился, но изгнали его явно из-за того, что он потерял контроль над своим внутренним демоном, который мог взять над ним контроль и начать убивать всех вокруг. Но один добился успеха - его звали Варедис.

WoWScrnShot_111015_233622.jpg

К удивлению Иллидана, Варедис оказался невероятно хорош: в ходе своих тренировок и опаснейших ритуалов посвящения он уже успел превзойти многих ветеранов-охотников. Предатель чувствовал потенциал Варедиса и назначил уже упомянутых выше мастеров-охотников продолжить тренировки эльфа крови. Прошел год - Варедис превзошел даже своих учителей. Ведомый жаждой силы и осознанием того, что троице было уже больше нечему его обучить - он внедрился в Совет Теней. В его распоряжении была Книга Имен Скверны - артефакт, в котором, как считается, содержатся истинные имена всех демонов. А имя демона дает над ним определенную власть. Охотник на демонов тайком прочитал текст этой книги и запомнил каждую строчку. Так у Варедиса появился источник силы, соперничающий в мощи даже с черепом Гул’дана. По просьбе Иллидана, теперь уже Варедис присоединился к троице учителей в их тренировках новобранцев. Но герои нашли эту книгу и вырвали из неё страницы в тот момент, когда Варедис принял облик демона в ходе метаморфозы, таким образом лишив его силы. Герои одолели не только его, но и остальных учителей и рекрутов из охотников на демонов.

Большую роль в этом сыграл Алтруис Страдалец - охотник на демонов из ночных эльфов, который разочаровался в Иллидане и его поступках. Он не мог продолжать сражаться на его стороне даже не смотря на то, что глубоко уважал его. Ведь он видел, как его мастер теряет себя, как он позволяет демонам снова распространять свое влияние по Запределью, и даже больше, теперь среди самих Иллидари начали появляться демоны. Хотя в своем бессердечии и жестокости они этим демонам уже и сами ничуть не уступали. Поэтому Алтруис и покинул Предателя. Он продолжил сам сражаться с демонами: как со слугами Легиона и независимыми порождениями Круговерти, так и со слугами Иллидана. И именно благодаря его знаниям, удалось остановить растущий прирост охотников на демонов в Черном Храме. Этого ночного эльфа продолжали вести благородные идеалы охотников на демонов, которые, как он считал, уже покинули Иллидари. Ему даже удалось побороть искушение воспользоваться Книгой Имен Скверны ради увеличения собственной силы в десяток раз.

WoWScrnShot_032616_162937.jpg

Эфириалы принца Шаффара

Эфириалы сами по себе таинственные и загадочные существа. В ходе разрушения своей родной планеты К’ареш они лишились своих физических тел и стали духами, которые вынуждены оборачиваться в лоскуты ткани, чтобы поддерживать свой материальный облик. С тех пор они пошли разными путями. Некоторые из их рода поклялись уничтожить силы Бездны, виновные в уничтожении их родного мира, и сами стали подобны этим существами Бездны. Со временем, такие одержимые эфириалы стали угрозой для собственного народа, чья опасность стала сравнима с нашествием самих сущностей Бездны. Из-за этого появилась еще одна фракция эфириалов, посвятившая себя войне со своими безумными братьями. Но большая часть их народа стала космическими торговцами, предлагающими услуги своих технологий и находок со всего мироздания тем, кто будет готов за них заплатить. Они, во многом, походят на гоблинов. И подобно им, среди них как честные, так и нечестные торговые компании, напоминающие картели гоблинов. Среди них есть те, кто беспокоится о своей репутации и удовлетворении нужд клиентов, а есть и те, кто не гнушается воровством и убийством невинных - они даже будут готовы предоставлять свои услуги как демонам, так и их смертным врагам. Лишь для того, чтобы набить свои карманы.

Одна из группировок эфириалов в Запределье сотрудничала с Иллиданом. Её название остается неизвестным, но ими руководил нексус-принц Шаффар. Его титул говорит о высокопоставленном ранге среди его народа. Шаффара привлекли Гробницы Маны Аукиндона, полные энергии тайной магии. Откуда этот источник силы появился в некрополе - это тоже вопрос. Но Шаффар вознамерился заполучить богатства этих гробниц. Для этого он потратил большое количество своих обширных ресурсов, чтобы перенести свою армию в лабиринты Аукиндона. Там он раскрывал тайны некрополя и сдерживал натиск эфириалов-конкурентов. Его жадность не знала границ, и он поклялся, что раскроет тайны гробниц, или умрет в попытках сделать это.

Шаффар - был одним из враждебных лидеров эфириалов, враждебных тем группировкам их расы, что сотрудничают с Ордой и Альянсом. Доказательством его излишней даже для странников Круговерти порочности служит то, что он подчинил себе и использовал лорда Бездны, Пандемония, одного из командиров под предводительством Пространствуса, того, кто разрушил К’ареш. В его распоряжении были другие сущности Бездны, а их использование у эфириалов считается, судя по всему, чем-то аналогичным использованию Скверны у ночных эльфов.

Ethereal_Plunderer_TCG.jpg
оф. арт от Дэна Скотта

В чем же заключался союз Шаффара и Иллидана? Известно лишь то, что нексус-принц представлял некую пользу для Предателя. Иллидан даже подарил принцу Йора, гончую Бездны. Правда, советники принца были уверены, что демон был прислан лишь для того, чтобы убить Шаффара, если он окажется бесполезен для Предателя. Шаффар было не послушал их: вместо этого, скормил их Йору… но с тех пор всё-таки держал монстра в палате стазиса - просто на всякий случай.

По приказу Кель’таса в Гробницы Маны также отправился Паталеон Вычислитель. Он призвал туда колосса по имени Товарок, чтобы тот поглотил тайную магию гробниц. Однако, магия этого места сняла с него порчу Паталеона и вызванный им красный оттенок его каменной кожи. Колосс окрасился в белый цвет и вернул себе свободу воли, которую использовал для того, чтобы пожирать тех, кто вставал на его пути.

Герои очистили Гробницы Маны от всех этих чудищ и помогли дружественным силам Консорциума. Шаффар, кстати, тоже обладал интересным характером и в бою вел себя так, будто схватка была встречей с добрыми гостями.

“Что такое?.. Прошу меня извинить, я не ждал гостей. Как видите, мы тут немного заняты. Но не волнуйтесь… Как гостеприимный хозяин, я уделю вам внимание...” - Шаффар

Падение Иллидана

В конце концов, штурмующие Черный Храм войска Алдоров, Провидцев, Орды и Альянса добрались до вершины храма, где оставался лишь один Иллидан. Оставалось победить его - и на этом террору Иллидари пришел бы конец.

WoWScrnShot_030316_192301.jpg

Вместе с героями был и Акама, готовый наконец покончить с тиранией Предателя. Сдерживаемая Иллидари осада Черного Храма наконец возымела успех. А ведь судя осадным машинам ночных эльфов и дворфов у стен храма, это была не первая осада. Сам штурм долго вели Алдоры и Провидцы, ведомые наару Кси’ри.

Долгий штурм оставался позади, они были на вершине храма. Иллидан же просто стоял на коленях посреди площадки на этой вершин, вглядываясь в череп Гул’дана.

WoWScrnShot_030316_191757.jpg

- Акама, я не удивлен твоей двуличностью. Давно нужно было убить тебя и твоих мерзких прихвостней.
- Твое правление окончено, Иллидан. Мой - народ и всё Запределье - будут свободны!
- Смело сказано. Но все равно не впечатляет.
- Время пришло! Пора действовать!
- Вы не готовы!
- диалог Иллидана и Акамы

Началась жестокая схватка. Иллидан вызвал подкрепления, которые был вынужден перехватить Акама, тут же побежавший на встречу врагам вниз по лестнице, чтобы задержать их. У Предателя было много козырей в рукаве. Он научился летать и стрелять лучами энергии Скверны из пустых глазниц.

EyeBlast.jpg
оф. арт для WoW TCG от Daarken

И даже воплощать в виде элементалей пылающие духи внутри клинков Аззинота.

WoWScrnShot_030316_191906.jpg

Но как оказалось, Предатель держал бой под своим контролем. Одним единственным заклинанием он оглушил всю армию героев, заключив каждого из них в темной магической сфере. Но сферы были разрушены, когда к битве присоединилась Майев. Так долго находившаяся в заключении у Иллидана, она долго планировала час своего возмездия вместе с Акамой. Вместе с вождем Сломленных она прорвалась через защитников храма, но с тех пор её нигде не видели… до этого момента.

- Это всё, смертные? Это вся ярость, на которую вы способны?
- Их гнев не чета моему, Иллидан. У нас есть одно незаконченное дело.
- Майев… Как это возможно?..
- Наконец-то моя долгая охота завершилась. Сегодня свершится правосудие.
- диалог Иллидана и Майев

WoWScrnShot_030316_192002.jpg

Теперь к бою присоединилась знаменитая тюремщица Предателя. Вместе с ней герои продолжили схватку и на себе испытали всю мощь метаморфозы Иллидана, от которой всё тело Иллидана окрасилось в черный как ночь цвет, а его татуировки засияли ярким свечением Скверны. В этом облике атаки Иллидана стали только сильнее, охотник также начал призывать на боле битвы живые сгустки тьмы и наблюдателей. Но с помощью Майев и её ловушек герои смогли победить.

- Всё кончено. Ты проиграл.
- Ты победила, Майев. Но охотница… не может жить без охоты. И ты… никто… без меня.
- Он прав. Я ничего не чувствую… Я - ничто… Прощайте, герои.
- диалог Иллидана и Майев

Опечаленная Стражница телепортировалась прочь. А Акама приготовился воплотить в жизнь свою давнюю мечту: “Свет вновь озарит эти мрачные своды… клянусь!” Иллидан был мертв, Запределье было наконец свободно от его хватки. Но у Провидцев и Алдоров не было много времени на празднования: вскоре вернулся Кель’тас, начавший призыв в Азерот Кил’джедена. Но это уже другая история. С Иллидари было покончено, и даже череп Гул’дана был всеми забыт… если его не прихватил какой-нибудь ушлый колдун. По крайней мере, в кончину Иллидари все верили до недавнего времени.

Иллидари в Legion

Новое дополнение Legion обещает раскрыть Иллидари с новой стороны. Также в нем нас ждет новая встреча с Иллиданом, чью историю вскоре по-новому раскроет новый одноименный роман “Иллидан.”

Это не выпуск spoiler alert, так что мы не будем очень подробно рассматривать события нового романа и дополнения, но мы заострим внимание на их ключевых идеях, которые могут помочь вам лучше понять грядущие сюжетные повороты, связанные с Предателем и компанией.

В Legion игрокам станет доступен класса охотника на демонов. История их персонажей будет развиваться следующим образом. Оказывается, что пока искатели приключений и их союзники сражались против Иллидари, основная масса охотников на демонов Иллидана была занята миссией своего господина по войне с Легионом. Не смотря на признаки помутившегося рассудка и ослабление внимания на деятельность Легиона в Запределье, Иллидан не сидел сложа руки на вершине Черного Храма сутки на пролет, вглядываясь в пустые глазницы черепа Гул’дан. Всё это время он и его охотники на демонов вели тайную и успешную партизанскую войну против Пылающего Легиона. И уже не из-за желания отбиться от мстительных атак Кил’джедена, а с целью окончательно уничтожить Пылающий Легион.

Иллидан обладал особыми знаниями о магии порталов, которые сыграли ключевую роль в этом замысле, на Натрезе, родном мире повелителей ужаса. Предатель планировал испытать это знание и на Аргусе, но его застала врасплох финальная осада объединенной армии Шаттрата, Орды и Альянса. Он был вынужден сменить свой план и снарядить охотников на демонов на Мардум, План Изгнания, бывшую тюрьму демонов, созданную, а позже уничтоженную Саргерасом. Там им предстояло забрать из лап демонов Саргеритовый Краеугольный Камень, оскверненный артефакт титанов, по которому растекается мощь самого Саргераса. Это ключ-скелет ко всем и каждому из миров Пылающего Легиона... даже к Аргусу. Иллидари удалось захватить ключ, но когда охотники на демонов вернулись в Черный Храм, всё было кончено: их мастер пал, а их ждала участь пленников в Склепе Стражниц.

loadingscreen_mardumwide.png

Но нужно поговорить о том, кем были эти охотники. Это были не новички с руин Карабора, а уже закончившие свое обучение полноценные машины для убийства демонов. Также они кое-чем отличаются от уже виденных нами ранее охотников-одиночек. Они стали больше похожи на Иллидана, чем их предшественники. У многих из них появились рога и способность ненадолго отращивать демонические крылья. Кроме привычных пылающих Скверной глазниц некоторые походят на Предателя еще и татуировками на торсе. Эти воители старались походить на первопроходца своего искусства. Их козырная карта - способность поглощать сущности убитых ими демонов для того, чтобы становиться сильнее и обретать новые способности. Например, убив демона-инквизитора, охотник может обрести способность испускать лучи Скверны из своих пустых глазниц.

Безыммавянный.png

Даже их метаморфоза - это не обращение черным как ночь огромным демоном, а частичное преобразование тел, которое опять-таки делает их больше похожими на Предателя. В одном облике, предназначенном для нанесения сокрушительного урона, охотники на демонов способны дольше поддерживать свои крылья, но кроме того, их ноги становятся похожими на оные у сатиров с копытами, их ногти превращаются в бритвенно-острые когти, да еще и клыки вырастают.

gd9_J6ZKFXyW7v0w1Uxo01FU38F-hfUn0r1iZr-Lp638UfTHrdgnIdlUjjdJ62zOAPtx0KGjyVid1RUg4BT4Ay93kZd7owCQEPJgmM5U9UpeFlAg1j_Dq1JFWpECfsTzaQI_V4zD.jpg

Второй вид метаморфозы предназначен для тех охотников, что предпочитают защиту нападению. В этом облике они становятся полугигантами с впечатляющей мускулатурой и каменистыми наростами на руках и спине.

rdFbWtDHENEhDYv7NcyKgpl616f3DdXJgIbshmQSfEPVQmG_6QgrPqJDmpS3dnMWXJwmyyik6lA9tf9bZLdDg1x5W-e2jrdxB0syhuwvrS9ltP4KSwG-eLUxe7SkGOdWpgaNGrWu.jpg

Говорят, что среди учеников Иллидана были и те, кто научился поддерживать этот облик неограниченное время, став демоном из метаморфозы. Другим показателем исключительности охотника может быть демоническая душа, позволяющая ему воскресать после смерти, подобно демонам Круговерти. Персонаж игрока станет как раз таким охотником с демонической душой и лидером Иллидари на Мардуме.

В штурме цитадели демонов участвовали не только охотники на демонов. Также туда были направлены наги племени Змеиных Колец, ведомые леди С’тено, могущественной заклинательницей вод.

bandicam 2016-02-18 20-41-01-252.jpg

А также Сломленные из Пеплоустов под предводительством военачальника Гаардоуна. Это крупный отряд верных Иллидану, но при этом вполне достойных и честных Пеплоустов - удивительное сочетание.

bandicam 2016-02-18 21-02-37-289.jpg

И что еще удивительнее, элитой осаждающего Мардум воинства были шиварры. Их лидер - мать-матрона Злорадство.

bandicam 2016-02-18 20-41-07-774.jpg

Прошли годы с тех пор, как охотников на демонов заключили в клетки. Началось новое вторжение демонов в Азерот. Полчища тварей Скверны обрушились на сам Склеп Стражниц: их вели лично Гул’дан и Кордана Оскверненная Песнь, стражница, предавшая свой орден из-за порчи Сферы Власти. Они пришли забрать тело Иллидана, заключенное Майев в кристалл для того, чтобы душа Предателя не сбежала из его мертвого тела. Стражи были вынуждены освободить охотников, чтобы заручиться их поддержкой в схватке с демонами. В итоге, вторжение было отбито, но Гул’дан успел влить свою магию в тело Предателя, которое, по слухам, он перенес в Крепость Черной Ладьи для дальнейших практик с магией. У лидера охотников также был выбор, кого избрать своей правой рукой. Первым кандидатом был его соратник из син’дорай, Каин Ярость Солнца, доблестный и верный охотник на демонов, всегда готовый биться с тварями Скверны, который также высоко ценит братство их ордена и идеализирует самого Иллидана. А вторым был Алтруис, которого Стражи тоже умудрились схватить после падения Черного Храма. Каин испытывает к Алтруису сильнейшую неприязнь за его предательство и роль сыгранную им в смерти охотников руин Карабора, включая Варедиса. Но Алтруисом двигают благородные чаяния, и главная его цель - не позволить своим соратником превратиться в то, чем стал их учитель.

legion-teaser-illidan-imprisoned-header.jpg

Но его ученики ныне стали свободны. Они согласились оказать поддержку Кадгару в войне с демонами и вернулись на Мардум, воссоединившись там с матерью-матроной, С’тено и Гаардоуном. Молот Скверны, корабль Легиона на этом осколке разрушенного мира, стал их штаб-квартирой. Многое им еще предстоит сделать - демоны заполонили Азерот, величайшее вторжение Пылающего Легиона наконец-то началось: нужно остановить их и предателей своего ремесла, покорившихся демонам и постараться заручиться поддержкой старых союзников вроде Акамы. По слухам, даже сам Варедис был воскрешен… Кил’джеденом и стал слугой демонов.

LoadingScreenDemonHunterOrderHallwide1.jpg

Но это будущее. А что же в прошлом, о котором поведает нам роман Уильяма Кинга “Иллидан”? О самом важном мы уже вспомнили - у Иллидана был план того, как можно уничтожить Пылающий Легион навсегда. Но миру было не суждено узнать, добился ли бы Предатель успеха: ослабленного, его убили герои Азерота и Запределья. Атак от Шаттрата он не ждал, благо ранее город-святилище его просто игнорировал, потому что он воевал против демонов. Такой поворот событий он посчитал предательством, а Майев была взбешена тем, что наару и их друзья не присоединились к конфликту раньше.

Раскрываются и новые мотивы других хорошо известных персонажей. Уже месяц спустя осады Черного Храма Акама начал готовить план свержения Предателя вместе с Майев. Ярость Бури многое скрывал от вождя Сломленных, что заставляло его еще сильнее сомневаться в жестоких и бессердечных действиях Иллидана. Одной из причин такой ауры таинственности был Кил’джеден, который, как боялся сам охотник на демонов, мог прочесть мысли его соратников. Он уже успел побывать в разуме Кель’таса в тот час, когда явился перед Иллидари после их победы на Магтеридоном. Уже тогда повелитель демонов мог совершить первые шаги к тому, чтобы подчинить себе наследника трона Луносвета, который еще со своего прибытия в Пустоверть, начал вести собственную игру.

Kil'jaeden_confronts_Illidan.jpg
фан-арт от Jeremy Sun

Вайш же оставалась верной своему господину, но все равно тому оставалась безразличной её судьба, как и судьба тех же Сломленных, которым Иллидан всё же собирался всерьез вернуть Черный Храм. А вот Майев раскроется в романе с новой стороны - персонажем, который недалеко ушел в своей жестокости и безумном поведении от самого Предателя. Истину о том, сошел ли он с ума или нет, нам, быть может, так и не предстоит узнать. Однако, его соратники, да и он сам, задаются вопросом о том, не повредился ли его рассудок. Что уж говорить, Иллидан до сих пор ощущает шрам от удара Ледяной Скорби, который будто бы забрал с собой фрагмент его души. Но как бы там ни было, именно Ярость Бури тогда был надеждой на спасение вселенной от гнева Саргераса. Но сейчас благодаря Гул’дану первый охотник на демонов может стать ключом к победе пылающих лордов Круговерти Пустоты. Если только они себя не переоценят… Иллидан уже давно ждет часа своего искупления.

3Y3b42LkAbY.jpg
оф. арт от Алекса Хёрли

Источники

  • Большая часть истории Иллидана  и его союзников во время Третьей Войны и следующих за ней конфликтов раскрывается в Warcraft 3: Reign of Chaos и Warcraft 3: the Frozen Throne.
  • История Иллидана, Малфуриона и Тиранды во времена Войны Древних описывается в трилогии “Война Древних” Ричарда Кнаака.
  • Открытие Темного Портала Каззаком было частью мирового события “Темный Портал Открывается” в обновлении World of Warcraft 2.0.3.
  • События, произошедшие с Иллидари в ходе кампании Орды и Альянса в Запределье, раскрываются в сюжетах локаций первого дополнения World of Warcraft, The Burning Crusade.
  • История Судьболома описывалась в аналоге Журнала Подземелий со старого официального сайта. Копии страниц на английском языке, содержащих информацию о нем доступны по ссылкам на Internet Archive: один и два.
  • Лестария Вайш упоминалась в сюжете Вайш’ира в Cataclysm. В этом же дополнении в сюжет ненадолго вернулся Мор’гор, а также происходит тотальный уход наг под знамена королевы Азшары и становление Скар’тиса одним из призывателей Ахуна.
  • Путешествие безымянного чернокнижника в Черный Храм во время войны в Пандарии и видения прошлого о путешествии в храм Джубеки и Канретада - сюжет цепочки заданий по получению Кодекса Зеррата. Его обзор можно прочесть в блоге по ссылке.
  • Факт того, что Малфурион навещал Иллидан в темнице, взят из романа “Ярость Бури” Ричарда Кнаака.
  • Факты о нагах и их зависимости от магии, теория того, что над Иллиданом может взять верх его демоническая сущность, проценты численности высших эльфов и еще несколько интересных деталей из этой статьи были почерпнуты из официальной энциклопедии Warcraft со старого официального сайта. С её копией на английском языке можно ознакомиться на wowpedia.
  • Характер Тагара Хреботлома и Терона Кровожада вместе с раскрытием влияния черепа Гул’дана на Нер’зула раскрываются в романе “По ту сторону Темного Портала” Аарона Розенберга.
  • История Зулухеда в период Второй Войны описывается в романе “Потоки Тьмы” Аарона Розенберга.
  • Карта “Сестра Удовольствий” входит в комплект карт WoW TCG “Черный Храм.” Её описание можно прочесть на wowtcgvault.
  • Дополнительная информация о полководце Калитреше была взята из Ultimate Visual Guide по World of Warcraft.
  • Речь Акамы о пришествии Иллидана - часть трейлера обновления 2.1, Черный Храм.
  • Речь Келя о его предательстве - часть трейлера обновления 2.4, Ярость Солнечного Колодца.
  • Факты о трудностях, через которые проходили дренеи, обращаясь Сломленными, взяты из рассказа “Несломленный” Микки Нельсона.
  • То, что часть эльфов клана Ярости Солнца вернулась в Кель’Талас было раскрыто в рассказе “В тени солнца” Сары Пайн.
  • Дополнительная информация о предательстве Келя раскрывалась в статье про Кель’Данас с “Ратуши the Burning Crusade” со старого официального сайта. Её копию на английском можно прочитать на wowpedia.
  • Бытность Йора “подарком” Шаффару описывается в Журнале Подземелий этого босса.
  • Место демонов в космологии вселенной Warcraft раскрывается в первом томе “Хроник.”
  • Информация о будущем охотников на демонов и Иллидари в Legion была получена из альфа-версии нового дополнения, а также презентации и превью разработчиков. С ними можно ознакомиться в блоге по тегу.
  • Информация о грядущем романе “Иллидан” получена из интервью с его автором, спойлеров от IGoD (Парня в Красной Рубашке) и уже выложенных в качестве превью  глав издательством Random House, с которыми рекомендую ознакомиться отдельно. Остальные новости по книге доступны в блоге по ссылке.

Спасибо, что прочли этот выпуск.
И до встречи в следующих! *)

23 комментария:

  1. Потрясающая работа! Очень интересно было читать. Огромное спасибо!

    ОтветитьУдалить
  2. !Всё это особенно интересно, учитывая тот факт, что мать Азшары, Лестария Вайш, была матроной город Вайш’ир и глубоко почитаемым правителем. Но не смотря на это, юная Высокорожденная уехала в Зин-Азшари.". Может все же "Мать Леди Вайш?"

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Это очепятка с моей стороны. Уже исправил. Лестария - мать леди Вайш. Родственники Азшары же вообще неизвестны. Выкладывал этот кусочек текста про Вайш в качестве превью к статье. Там исправил - тут забыл. Ох.

      Удалить
    2. Весьма и весьма интересно. Огромное спасибо за чтиво.

      Удалить
  3. Фух, осилил)...
    Спасибо, шикарная работа!

    ОтветитьУдалить
  4. Это было чертовски длинно и чертовски увлекательно.

    ОтветитьУдалить
  5. Шикарная работа! Мне вот интересно есть ли статьи о том что Кельтаса могут вернуть в ВОВ, намеки там что он не умер окончательно итд...?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. На данный момент, справедливо сказать, что он умер окончательно. И заранее отмечу, что нет, его зеленеющие сферы не обладают способностью воскрешать его из мертвых. Но про его падение во тьму может выйти рассказ в будушем. http://kiraser.blogspot.ru/2015/09/blizzard.html

      Удалить
  6. Если мне не изменяет память, то Иллидан ушел в Войну Древних к Легиону после того как:
    1)его покровителя убили, а его сняли с поста главного мага.
    2)на его место поставили Ронина.
    3)Тиранда попала в плен но спасла Малфуриона. Так сказать - определилась.
    Т.е. его брат крутой герой(!с помощью аспектов и богов!), он потерял свою любовь, стал ноунеймом под руководством аристократии которую скорее всего гнобил до этого.
    Что сказать - шикарные перспективы.)

    ОтветитьУдалить
  7. Это просто шикарно Спасибо за такой гигантский труд)

    ОтветитьУдалить
  8. Ушел целый день. Жаль , что почти не нашел для себя ничего нового , но добавить туда нечего

    ОтветитьУдалить
  9. Ушел целый день. Жаль , что почти не нашел для себя ничего нового , но добавить туда нечего

    ОтветитьУдалить
  10. На сколько я помню, наги и демоны служили иллидану потому что он дал им альтернативный источник магии заменив их потребность в магии скверны. Это раскрывается в вов 3 и в залах страданий. Именно это место было напитано таинственной огромной силой, которой уталяли жажду думаны служившие иллидану.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Наги всё-таки были с Иллиданом еще до того, как у него в распоряжении оказалось Святилище Потерянных Душ.

      Удалить
  11. Из-за чего Иллидан был ослаблен? Где эта информация вообще проскочила?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. http://kiraser.blogspot.ru/2016/03/spoiler-alert-ii.html

      Удалить
    2. Хм... пропустил апдейт. Спасибо огромное и за наводку, и за проделанную работу.
      Остаётся надеяться, что этому сюжетному повороту дадут логичное объяснение.

      Удалить
  12. Спасибо большое за статью, прочитал с интересом ибо многое узнал только сейчас!)

    ОтветитьУдалить
  13. спасибо огромное, два дня читал

    ОтветитьУдалить
  14. Автор, ты упущение допустил. В ртс варике, есть кампания, маленькая, из нескольких миссий. В кампании рассказывают, как тролли Черного копья оказались в Орде. Напомню - "морская ведьма" т.е. нага - убила отца Волджина - Сенджина. Т.е. Наги поднимались на поверхность и ДО "зова Иллидана".
    На самом деле, не всю статью осилил (еще), но вывод уже могу сделать следующий. Автор очень предвзят.
    Даже если бы Иллидан не создал колодец "по-новой" - Легион всё-равно напал бы на Азерот.
    Столь "сильный" мир, который первым дал отпор - просто не имел права на существование.
    Иллидан "вернул" демонов обратно в круговерть, еще и получил "подарок" от Сергераса (хм, можно ли так назвать лишение глаз?)
    Именно благодаря Иллидану эльфы в конечном итоге получили бессмертие (в вар3 Тиранда сказала следующее: "Что? Мы будем как эти смертные?" - эта фраза сама по себе говорит многое), возможность учиться друидизму и проводить в изумрудном сне столетия.
    Именно Иллидан, поглотив силу черепа, остановил распространение порчи. И если бы не убийство Тикондрия - как бы повернулась битва за Хиджал? Ведь это не рядовой повелитель ужаса, он стоит на одном ряду с Манноротом.
    Так же не стоит забывать о том, что "иллидари" сделал куда более значительный "рывок" к очищению Оскверненного леса, нежели силы друидов, в которых, ко всему прочему - были сатиры. Их без помощи Иллидари - не распознал никто.
    В принципе, можно много продолжать... но я всё же не думаю, что Иллидан "скорее зло, чем добро". Такого же мнения я предерживаюсь по поводу его "безумия". Возможно - для его Брата и Келя - это безумие, идти войной на легион. Но для тех, кто всё потерял и принес столько жертв - не это ли выход?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Полностью согласен. Ещё с ледяного трона я пропитался уважением к этому герою. Тогда я не мог понять, как он мог пасть от рук лича. Скажу только одно: Иллидан всегда преследовал высокие цели, но способы достижения этих целей в глазах других казались дикими. Он не боялся замарать руки, если того требовали обстоятельства и не искал легких путей, поэтому считаю, что он один из не многих, кто должен завершить свою историю не как предатель в глазах других, а как спаситель. Это моё скромное мнение.

      Удалить
    2. Я помню про ту нагу, и здесь всё-таки нет упущения. Потому что та нага, Зар'жира была не обычной, собственно, нагой. Она была привидением и среди её слуг на островах Черного Копья других наг тоже не было. Так что это несколько иной случай, потому что речь идет об одиноком привидении, пусть в Катаклизме она и получила подкрепление уже из живых наг, а не мурлоков.

      А вообще я бы посоветовал дочитать статью до конца. Потому что на самом деле, я старался донести образ Иллидана максимально объективно, опираясь на официальные источники, перечисленные в статье. Здесь есть отсылки на различные мнения об Иллидане: как отрицательные от его сородичей, так и положительные от его слуг.

      А проблема поступков Предателя в том, что они изначально бывают неоднозначны. И снова в статье есть указания на различные взгляды на них. Положительный вес его поступков никто не отрицает, но давайте не будем забывать о мотивах и их последствиях. И о преступлениях.

      Иллидари к очищению Оскверненного леса отношения не имели, это был просто одинокий охотник на демонов, пусть и почитатель Иллидана.

      Касательно безумия - это не метафора. Речь идет о том, что его рассудок может быть вполне себе поврежденным, об этом в тексте тоже написано достаточно. Плюс, в романе "Иллидан" его герой тоже совсем не исключает той возможности, что он может быть безумным.

      Вот и всё. Плюс, взглянем на цитату из интервью автора романа об Иллидане о его герое: "Иллидан - любимый персонажа Кинга, но тот ни в коей мере не считает его героической персоной. Он видит в нем безжалостного, самовлюбленного козла, верящего в то, что цель оправдывает средства. Это будет отражено и в книге."

      Вот как Иллидан в этой книге описывает себя сам: "Он был бойцом и убийцей, настолько же движимым тьмой и собственными чаяниями, насколько и желанием поступать правильно."

      При этом, конечно, в статье есть и субъективной оценки, потому что совсем обойтись без неё нельзя. Поэтому этот ответ и не оправдание точки зрения.

      Удалить